Статус девушка обижена на парня


Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы реальных женщин

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.


Почему возникла идея такого издания?

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Невозможно обсудить бесчисленное разнообразие ситуаций в интимной сфере.

Мы выбрали только одну тему — /первый сексуальный опыт/. Почему? Именно тогда, когда нет еще собственного опыта, сложнее всего принять решение.

Ошибка в этих случаях стоит очень дорого — о ней, возможно, придется жалеть всю дальнейшую жизнь. И здесь особенно полезны рассказы, советы и мнения более опытных людей.

Вот аспекты, которые представлены в книге:

1. Первые эротические ощущения

2. Первое осознанное желание секса

3. Первая интимная близость с партнером

4. Первый оргазм

5. Первая измена

6. Другое (нестандартные ситуации).

На наш взгляд, это критические, «ключевые» точки становления женской сексуальности, которые могут определить характер дальнейших поступков и в конечном итоге, возможно, — судьбу.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с такими проявлениями в жизни дочери — как она сможет ей помочь, у кого спросить совета?

Рано или поздно девушка сталкивается с необходимостью принять решение начать сексуальную жизнь. Как это сделать наиболее разумно, не совершая типичных ошибок?

Оргазм — апофеоз интимных отношений. Но не так-то просто он приходит к женщине. Как добиться оргазма? Вряд ли здесь пригодится затейливая гимнастика Камасутры и сухие советы сексолога — настолько это всеиндивидуально и зависит от психологической подоплеки.

Второй мужчина. Как и почему женщина приходит к решению расстаться со своим первым? Такое решение — «болевая точка» для многих. Как поступить, чтобы не остался на всю жизнь горький осадок?

Без сомнения, рассказы женщин, уже ответивших на эти вопросы собственным опытом, будут полезны тем, чей опыт еще недостаточен.

Однако еще более полезной книга может оказаться для мужчин. Наверняка, многие хотели бы знать — что женщины /на самом деле/ думают о них, когда не связаны необходимостью притворяться? Что им нравится, а что нет?

Каким образом выбирают — /с кем/? Чего ожидают от мужчин в свой первый раз? Почему они изменяют? Что вообще у них в головах?:

Эта книга — уникальная возможность для мужчин узнать о мотивах и эмоциях, движущих женщинами, не из рассказов приятелей, а из первых уст.

Возможно, это научит их лучше понимать женщин и не совершать по неведению фатальных ошибок в личных отношениях.

Мы не будем давать никаких комментариев, обобщений и выводов. Смысл издания не в этом. Данная книга не претендует на роль точного исследования. Это, скорее, взятая наугад капля из моря реальной жизни.

Но вкус морской воды можно распробовать и по отдельной капле.

Как и в жизни, в этих ответах встречаются благородство и хитрость, любовь и расчет, искреннее чувство и неприкрытый цинизм, а также многое другое. Мы не намерены по этому поводу морализировать, одобрять или порицать кого-либо. Разные люди, разные характеры.

Но и читатели — тоже люди разные. Именно поэтому, каждый сможет найти в этой книге что-нибудь полезное для себя, если немного задумается.

Анализируя ситуации, случившиеся с сотнями других людей, всегда можно найти ту, которая наиболее похожа на твою собственную. Посмотреть, как вел себя в этой ситуации другой человек, что из этого получилось, подходит ли тебе принятое им решение (или же есть смысл поступить иначе). В любом случае, тот, кто читает эту книгу, наверняка сможет убедиться — он не одинок со своей проблемой.

Сказанное вовсе не умаляет значения сексологии и не отрицает необходимости научных знаний. Но и те сведения, которые можно почерпнуть из данной книги, по-своему уникальны и послужат ценным дополнением к сумме наших знаний об интимной сфере. Это, скорее, знания о /поведении/ различных людей в ключевых ситуациях интимной жизни — то, о чем не расскажет ни сексолог, ни психолог.

Об этом знает только тот человек, который сам через все прошел.


О проекте

Условия проекта обеспечивали полную анонимность для его участниц. На сайте http://love-opros.narod.ru была открыта страничка Анкеты, с которой можно было под любым псевдонимом отправить в адрес редакции одну или несколько историй обижена из собственной жизни, не оставляя при этом никаких координат… Каждая женщина имела возможность написать только то, о чем сама хотела рассказать (в рамках предложенных тем), и в той форме, которая ей представлялась наиболее приемлемой.

Было дано несколько «наводящих» вопросов по каждому пункту Анкеты (они прописаны курсивом в начале каждой главы книги). Но обязательный ответ на эти вопросы не требовался.

Не было рядом ни врача, расспрашивающего о подробностях, ни медсестры, записывающей «исповедь». Не было необходимости надписывать конверт своим почерком и оставлять обратный адрес. Достаточно было всего лишь зайти на страничку, постучать по клавиатуре, заполняя поля анкеты, и нажать кнопку «Отправить».

Поэтому, книга получилась весьма и весьма откровенной. Некоторые рассказы и мнения могут даже кого-то шокировать. Однако нет оснований сомневаться в их правдивости. Все истории — разные, за каждой виден характер. Отдельные рассказы окрашены в эротические тона, другие — выглядят сугубо приземленными, третьи — написаны с замечательным живым юмором. Такое разнообразие делает книгу не только собранием фактов, но и показывает эмоциональное отношение женщин к своему первому эротическому и сексуальному опыту.

Несмотря на то, что многие рассказы пришлось подвергнуть правке и литературной обработке, по возможности мы все-таки старались сохранить их дух, стиль и даже сленг.


Некоторые термины

Интернетчики могут этот раздел пропустить. Но для читателей, не знакомых с Интернет-терминологией и жаргоном, придется «на пальцах» пояснить некоторые встречающиеся в тексте термины.

/Инет, Сеть/ — то же самое, что Интернет.

/Сайт, Страничка/- элемент Сети, подключившись к которому, пользователь может ознакомиться с содержащейся на нем информацией.

/Смайлы/ — значки в тексте, символизирующие эмоции. /Улыбка/ обозначается как:-).:) или даже просто). При некоторой фантазии в этих значках можно разглядеть перевернутую на бок улыбающуюся физиономию. По мере увеличения числа круглых скобок справа, улыбка превращается в /смех/:-))). /Отрицательным эмоциям/ соответствует противоположное направление скобок:-((

/Ник/ — псевдоним, который человек выбирает для себя сам и под которым общается в Сети с другими людьми.

/Мыло/ — (жарг.) адрес электронной почты (e-mail).

/Чат/ — средство для коллективного общения людей в Интернете в режиме реального времени.

/ICQ (Аська), Одиго/ — компьютерные программы для индивидуального общения с собеседником в режиме реального времени.

Навигация по книге

В заголовке каждой истории вы встретите обозначение вида:

250. Nickname, 28 1 << 2 << 3 >> 4 >> 6.

Вот, что это означает:

250 — порядковый номер, Nickname — авторский псевдоним (ник), 28 — возраст автора.

Невыделенная цифра 3 означает, что сейчас вы находитесь в 3-й главе, а выделенные цифры слева и справа означают, что у данной истории есть начало в главах 1 и 2, а также продолжение в главах 4 и 6. Если вас заинтересовало начало или продолжение, вы открываете нужную главу и находите там автора и историю по порядковому номеру. Найти главу в тексте книги очень просто — все входящие в нее истории имеют невыделенный номер (так же, как «3» в данном примере).

/Мы от всей души признательны участницам проекта. Только благодаря их доброжелательности, искренности и откровенности появилась на свет эта — возможно, уникальная — книга/.

/ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ!/



1. ПЕРВЫЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ

/В каком возрасте впервые вас посетило чувство, которое вы могли бы назвать «эротическим» или «сексуальным»? При каких обстоятельствах? Что вы ощутили при этом? Как вы к этому отнеслись? Какая была реакция/ — /удовольствие, испуг, стыд, или…? Повлияло ли это событие на вашу сексуальность в последующем?/

1.1 га, 38 < 1 >.

Мне было 4 или 5 лет. Наш детский сад вывезли летом на дачу. Там у меня был приятель мальчик, с которым мы постоянно играли. Однажды мы забрели на полянку в кустах, заросшую желтыми одуванчиками, и там, не помню почему, он снял с себя трусики.

Чисто за компанию (он меня ни о чем не просил) я сделала то же самое.

Как-то ни о чем не договариваясь, мы сели друг напротив друга, сорвали по большому одувану, стали смотреть и гладить одуванами по писам. Тогда я впервые почувствовала сладкое гипнотизирующее щем-ление внизу живота — такое, что и продолжить страшно, и прекратить невозможно.

Вместе с тем впервые пришло чувство стыда — я понимала, что мы поступаем нехорошо, хотя раньше мы без проблем и ходили на горшок вместе с мальчиками, и даже мылись все вместе.

Вот, собственно, и все. Как мы разбежались, я не помню. Продолжать эти игры я не стала — чувство неловкости перевесило. Никакого отпечатка этот эпизод на мою жизнь не наложил. Разве что весной меня очень волнует запах одуванчиков.:-)

И еще: когда мне хочется посмеяться, я воображаю, что мы с мужем проводим этакий секс-эксперимент на поляне. Представляете, взрослые дядька и тетка, голые, обихаживают друг друга одуванами.:-))) Но мужу я даже в шутку об этом не говорю. Не поймет. Он у меня мужчина серьезный.:-)

2. franku, 21 < 1 >.

Первые сексуальные ощущения у меня возникли, когда мне было около 7 лет.

Все началось с того, что мне в отличие от многих других родители не запрещали смотреть самые откровенные фильмы. Поначалу, конечно, было немного стыдно, но приятное неизведанное чувство не позволяло оторвать взгляд от экрана.

После просмотра всегда хотелось поделиться впечатлениями! А с кем это сделать, как не с лучшей подругой?! Но, к моему сожалению, ей не доставляло удовольствия обсуждать сцены из порнофильмов. Еще больше она сопротивлялась при моем желании эти сцены проиграть с ней.

Мне приходилось прибегать к самым изощренным способам, чтобы добиться своего, например, предложить поиграть в доктора, в семью (конечно же, мужем была я) и т. д. Но это стоило того! Такого оргазма, как с ней, я больше никогда не испытывала. Наши сексуальные игры продолжались недолго — меня постоянно мучило чувство вины и страх, что узнают родители.

3. __,__1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 14. Парень был очень красив и сексуален. Но, как ни странно, этим и раздражал. И не потому, что был равнодушен. Напротив, из всей компании замечал только меня. Садился рядом и будто невольно, случайно касался меня. Это приводило в состояние дрожи.

В воздухе витало сексуальное напряжение. Все мои подруги хотели его, и не потому что они были испорченными, просто шли от него какие-то флюиды, что ли. А он просто смотрел. Смотрел на меня и никого не замечал вокруг.

И это жутко возбуждало. А я убеждала себя, что ненавижу его. Хотела уйти от этих преследующих ощущений. Чувствовала злость на себя за собственное бессилие, что-то сродни ненависти к нему, как к «виновнику».

А результат — неудержимое влечение, страсть и острое сексуальное желание. И я знаю, что этот случай подтолкнул меня любить и желать запретное. В разных формах, но по-своему недоступное.

4. Diana, 39 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Этот случай произошел в 1-м классе. После того как нас приняли в октябрята, классу назначили куратора из пионеров. Не помню уже, как эта «должность» тогда называлась. То ли вожатый, то ли еще как. Мальчика звали Сережа. Учился он, кажется, классе в шестом. Для нас, малышей, он был большим авторитетом. Все наперебой пытались перед ним выслужиться, а я старалась особенно, потому что была командиром звездочки. Он быстро стал нашим кумиром, и чуть что все бежали к нему: «Сережа, Сережа!..»

Однажды, играя с ребятами на перемене, я увидела, как он пробирается через толпу и направляется прямо ко мне. Я была приятно поражена и польщена, когда он отозвал меня на пару минут в сторонку — есть дело.

Дело было необычным. Нервничая и смущаясь, он попросил, чтобы я на следующем уроке отпросилась у учительницы в туалет. Но пойти я должна была не туда, а к нему, в Ленинскую комнату (не помню уже, как точно называлось сие помещение, где заседали пионеры-активисты).

Я была удивлена и заинтересована, поэтому, конечно, поступила так, как он просил. В комнате, кроме него, оказались еще трое парней. Но вовсе не активисты, а, наоборот, известные всей школе «трудные» подростки.

Страшно волнуясь, Сережа отвел меня в угол комнаты и каким-то отчаянным, заискивающим голосом попросил снять трусы. Я не понимала, почему он так волнуется, ведь для него я была готова сделать все что угодно.

Стыдливости в том возрасте у меня особой не было. Горя желанием услужить, я с готовностью стянула колготки вместе с трусиками и подняла подол платья.

Все ребята подошли ближе и окружили меня. Я почувствовала себя в центре какого-то странного внимания. Все смотрели именно туда, вниз, как будто там было что-то особенное, а не обыкновенная писька. Было заметно, что их это очень волновало. Время шло, и под пристальными взглядами я начала чувствовать себя неуютно. Они просто молчали и смотрели не отрываясь. А у меня от таких взглядов вдруг стало сводить живот и какие-то жгучие мурашки забегали прямо там, в писе. От этого я сама начала нервничать и, наконец, сердито крикнула: «Ну, все, хватит!». Натянула трусы с колготками, одернула юбку. Все продлилось, наверное, не дольше 3–4 минут.

Парни вышли за дверь, остался только Сережа, который опять заискивающим голосом стал меня умолять никому ничего не рассказывать. Я, в общем-то, и не собиралась (мне было от этого немного не по себе), наскоро пообещала и побежала на урок. В течение всего урока я не могла избавиться от нового ощущения, возникшего между ногами. Но оно, затихая, становилось менее острым, но более приятным.

Результатом было то, что у меня впервые проснулся настоящий интерес к отношениям с противоположным полом. Я поняла, что в определенных ситуациях присутствие мальчиков сопутствует получению некоторого особенного удовольствия. Правда, было не очень понятно, как конкретно можно попытаться еще раз воспроизвести приход этого чувства. Поэтому каждый раз, когда представлялась возможность пообщаться с мальчиками постарше, я ее не упускала (в подсознательной надежде — «А вдруг?»).

Сережа потом явно чувствовал себя в моем присутствии неловко, хотя я на него не сердилась и глядела, как и раньше, сияющими глазами. Если бы он пригласил меня повторно, я бы тоже пошла. Но он прятал глаза, а скоро вообще ушел от нас.

Думаю, он тогда меня «проспорил», или его взяли «на слабо», или хулиганы вынудили его это сделать угрозами. Не знаю. У них, мальчишек, свои секреты и тайны.

9. Nikita, 21 1 >> 2 >> 3 >> 5 >> 6.

Впервые я испытала нечто подобное к своему отцу. Мужчина он красивый, но что я больше всего ценю — умный и с огромным чувством юмора. Влечение было неосознанным, я просто хотела, чтобы «у меня было так же, как у мамы». Сердце билось быстрее в ожидании чего-то светлого, чистого и большого.

Мне было 16 лет. Сейчас могу сказать, что практически все, с кем я встречалась, были чем-то похожи на моего отца. И это было их главным достоинством..

13. Letti, 23 1 >> 5.

В 14 лет пришлось переночевать одну ночь у дальнего родственника.

Мужчина жил один, был старше меня на 15 лет. И сразу отнесся ко мне как-то «не по-родственному». То есть начал обращать на меня мужское внимание. Может быть, это было то, что называется «любовь с первого взгляда»?

Я услышала столько комплиментов в мой адрес, видела его глаза (они не врали, он действительно восхищался мной!). На душе было очень приятно, хотя я подумала: если станет ночью приставать — отвечу резко и грубо. И он пришел ко мне в комнату уже перед сном. И робким, умоляющим голосом попросил (не настаивая, просто, если мне не жалко) разрешить посмотреть на мою грудь. Не прикоснуться, а просто посмотреть. Я была внутренне напряжена, ожидая худшего от его визита, а тут сразу расслабилась. И — разрешила…

Было лестно — взрослый мужчина, такой уверенный и обходительный, — и вдруг так робко хочет… всего лишь посмотреть… Я легла в кровать, сняла лифчик и откинула простыню сверху до пояса. Он сел рядом на стуле и действительно просто смотрел не отрываясь… Потом я уснула. А он всю ночь сидел и на меня смотрел. Даже не тронул, как и обещал… Когда я проснулась утром, он все еще был рядом.

И я ощутила необыкновенную гордость за себя. Неужели я /такая/? Такая, что взрослый мужчина готов не спать ночь, чтобы насладиться зрелищем моей груди? Этот случай чрезвычайно повысил мою самооценку, и я очень благодарна тому мужчине, хотя мы с ним больше никогда не встречались.

14. Karina, 25 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Я училась в 3-м классе. Со мной учился симпатичный мальчик Ренат, мы ходили вместе на продленку. Мне очень нравилось с ним общаться.

Вечерами, когда я была дома и ложилась спать, то представляла его лежащим рядом в своей постели, но тогда я еще не понимала, что это за чувство. Мне просто было хорошо.

Впоследствии для меня стало очень важным в отношениях с мужчиной именно это — делить с ним общую постель.

18. Мага, 18 1 >> 4.

Мне очень хорошо запомнился приход первого сексуального (а не любовного или романтического) чувства. При довольно необычных обстоятельствах.:)

Дело было в летнем лагере отдыха, мне было, кажется. 11 лет. Однажды совершенно случайно я подслушала разговор мальчиков из нашего отряда.

Речь они вели о том, чтобы пойти подсматривать в баню за девочками (должен был быть как раз банный день у девочек).

Они очень тщательно продумывали свой план — как раздобудут лестницу, заранее залезут на чердак, втянут лестницу за собой, плотно закроют дверь чердака и будут подглядывать через щели в потолке. Мнения у них разделились. Двое агитировали за идею очень активно, а двое других боялись, что их поймают, и приводили отговорки.

Меня они не видели, но я испугалась, что буду замечена, и постаралась потихоньку уйти. О чем я, кстати, почти сразу пожалела, когда начала думать об их разговоре. Сначала я была очень возмущена и хотела пожаловаться вожатой. Но вот какая получалась ситуация. Если я пожалуюсь, а они все-таки не решатся пойти — я стала бы предметом для насмешек как озабоченная дура. Если же они пойдут, а их поймают и накажут из-за моей жалобы — меня все станут считать ябедой и предательницей. А ребята были очень хорошие, я сама даже с ними много общалась.

Можно было бы сказать подружкам, но таких близких подруг у меня не было, а реакция других была бы такой, как у вожатой. Поэтому я и жалела, что не подслушала разговор до конца — тогда бы знала, какое решение они точно приняли.

До бани оставалось три часа, а я не находила себе места. Я не хотела, чтобы за мной подсматривали. Но что делать? Ребят не было видно. Сходить за баню, посмотреть, что там делается? А если кто увидит — как мне объяснить, для чего я хожу по этим закоулкам? Отказаться идти в баню? Но это обязательное мероприятие в лагере, нужны основания, объяснения…

Короче, через три часа, так ничего и не выяснив, я понуро шла вместе со всеми девочками в баню, как на казнь. Когда шли, мельком удалось взглянуть на дверь на чердак. Но она была на вид плотно закрытой.

Правда, так и должно было быть по их плану.

Когда вошли и разделись, я постаралась устроиться в самом дальнем уголке. Но все помещение было открытым и, конечно, сверху я могла быть видна, как и все другие. Осмотр потолка тоже ничего не прояснил. Ну, черный потолок, да, есть щели… Но никаких глаз не было видно, по потолку никто не топал… И все же поначалу я сидела на лавке, полностью зажавшись, стараясь согнуться так, чтобы никто не мог разглядеть меня сверху. Если бы я заметила что-то подозрительное, то сразу же выбежала бы в раздевалку и подняла шум. Но все было внешне, как всегда.

И постепенно обстановка стала вызывать во мне совсем другие чувства. Я смотрела на голых девчонок, которые вели себя, как обычно, раскованно: бегали, толкались, обливались водой — и понимала, что их сейчас всех могут /видеть/. И меня тоже могут видеть. То есть не обязательно, но /могут/. Я смотрела на подругу, которая лежала, раскинувшись, на лавке и понимала, что ее сейчас могут видеть — /всю/. И если раньше зрелище голой лежащей подруги меня бы не взволновало нисколько, то от сознания, что вот сейчас ее (и меня) могут видеть мальчишки (!) голыми, до самых подробностей, стало перехватывать дыхание. Но в то же время было ощущение безопасности — ведь, может, их там и не было!

Я стала успокаиваться, и мне показалось глупым продолжать сидеть и зажиматься. Я тоже начала свободно ходить по залу, набирала воду, намыливалась, вела себя естественно, но новые ощущения не проходили, а только усиливались. Мысленно глядя как бы сверху, я представляла, /что/ именно сейчас мальчишки у меня могли бы разглядеть, если бы сидели там, и стала думать, что бы они при этом чувствовали.

Неожиданно в голову стало приходить кое-что из ночных девичьих шептаний у нас в палате, которые раньше меня не очень интересовали. Я вдруг представила, как они смотрят на меня сверху и у них от этого начинают торчать их «штучки», как они их в волнении сжимают или теребят (точно я не знала, что делают, но знала, что должны при этом трогать:)), отталкивают друг друга, чтобы лучше видеть…

Каждая такая мысль волновала меня все больше и вдохновляла на новые «подвиги». Мне уже /хотелось/, чтобы меня видели тоже всю, как девчонок (опять же с условием «понарошечности» всего этого:)).

И я осмелилась — легла так же, как и подруга, на лавку, согнула в коленках ноги и слегка развела их в стороны, чтобы они могли увидеть /все/ (если они там были). Я чувствовала себя словно под острым душем из четырех пар глаз и просто нежилась в этом душе, а воображение рисовало волнующие картины, /что/ они при этом делают, глядя на меня.

В этот момент подруга неожиданно окатила меня теплой водой из тазика, и это настолько подстегнуло мои ощущения, что я как вдохнула, так и не смогла выдохнуть. Лежала, как парализованная, чувствуя, как теплые струйки воды сбегают по телу и особенно томительно ласкают — /там/…

Для меня это надолго осталось самым запоминающимся эротическим впечатлением. Может быть, именно оно определило потом мой первый оргазм…

22. Kisa, 19 1 >> 3.

Первое сексуальное чувство я ощутила в очень раннем возрасте. Мне было, если не ошибаюсь, 9 лет. Менструальный цикл у меня начался примерно за год до этого.

Однажды ночью я лежала в своей кровати и вдруг, не знаю отчего, начала сама себя ласкать. Причем сразу же довела себя до такого состояния, что в ту же ночь ощутила первый оргазм. Естественно, это вызвало желание постоянно испытывать такое чувство, и поэтому я периодически продолжала заниматься мастурбацией. Я очень боялась, что родители могут узнать, и поэтому очень тщательно скрывала все это на протяжении многих лет.

С возрастом я начала засматриваться на мужчин. Уже с 10 лет я хотела «соблазнить» какого-нибудь выбранного мной мужчину. К примеру, мне очень нравился парень, торговавший кассетами возле моего дома. Я постоянно ходила перед ним и обдумывала всяческие способы его соблазнения.

23. Юлия, 20 1 >> 3.

Это произошло в детском саду. Не знаю, сколько мне было лет, думаю около 4. Была в группе одна девочка. Звали ее Таня, мы были очень дружны.

Никто даже не догадывался, /какой/ я испытывала к ней интерес.

Каждый день, когда нас укладывали спать, мы накрывались с ней одеялом и занимались изучением наших тел. Трогали друг друга в области промежности и испытывали огромное удовольствие. При этом придумывали различные наказания, которым подвергла бы нас директриса, узнай она об этом. Мне не было стыдно тогда, да и сейчас я не считаю это постыдным.

24. Oksi, 30 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Дело было на уроке физкультуры, во время лазания по канату (кажется, в классе с 5-го по 7-й). Чувство пришло очень острое и в самый неподходящий момент — когда я забралась уже под самый потолок. Из низа живота (а, говоря откровенно, из промежности) пошла жгуче-сладкая волна, которая почему-то вызвала онемение всего тела. Я не чувствовала ни рук, ни ног.

Голова при этом оставалась совершенно ясной. Помню, как я думала: «Только бы не упасть!». Было очень страшно, потому что рук я не ощущала, контролировать, сжаты они или разжаты, не могла, только мысленно умоляла их цепляться за канат. В паху как будто колыхалось болото из мириадов сладких мурашек. Стоило чуть-чуть сильнее сжать канат ногами, как это болото выплескивалось и новой волной разливалось по телу.

Я болталась под потолком, как огромная груша, не в силах ничего сделать.

Учительница и одноклассники решили, что у меня закружилась голова от страха высоты. Они все тоже растерялись и давали снизу какие-то советы.

Кто-то побежал за матами, чтобы уложить их на пол в том месте, где я могла упасть. А я висела и отчаянно пыталась мысленно успокоить «болото» и уловить момент, когда вновь почувствую свои руки. Когда это на минуту случилось, я осторожно ослабила хватку, и тело мое заскользило, убыстряясь, вниз.

От трения лобка по канату «болото» зафонтанировало /так/, что вниз я упала судорожно дергающейся безвольной кучкой. Может быть, это и был мой первый оргазм. Во всяком случае после этого я еще минут двадцать пролежала в уголке на матах, не в состоянии разогнуться. И еще часа два после этого ощущала сладкую ноющую боль в животе и вагине.

Этот случай оказал на меня сильнейшее влияние. Я сразу поняла, что это и есть тот самый «секс». И что все разговоры о том, как секс сладок — правда. Поэтому, хоть я и была испугана этим первым приходом сексуального чувства, тем не менее не на шутку заинтересовалась и стала искать возможность такие чувства воспроизводить.

25. Элли, 33 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Первое возбуждение я испытала в период созревания, когда у меня начала увеличиваться грудь. Я знаю, что многие девочки в это время стесняются себя, а вот у меня стеснения не было никогда. Я нравилась себе!

У нас в ванной было большое зеркало — во всю стену. Я помню, как однажды встала голая перед ним, слегка раздвинув ноги, и любовалась собой. До чего же у меня все хорошо и правильно! Две такие нежные, налитые, округлые губки… И две маленькие упругие грудки, глядящие в разные стороны… Такие плотные, как резиновые шарики…

Я как будто глядела на себя глазами мужчины. И возбуждалась, глядя на себя, как это, наверное, делал бы мужчина…

29. Regina, 21 1 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне было лет 17–18. К тому времени я уже год как работала на панели. Все эти козлы, которым некуда слить свое раздражение, ненависть и похоть, меня достали. Никаких приятных чувств от интима с ними я не испытывала.

Но вот подруга по несчастью в одну из ночей очень поторопилась сесть в машину к кому-то и забыла на скамье на остановке книжку. Это оказался всего лишь заурядный бульварный роман. Она ими зачитывалась — не знаю, как не сошла с ума! Днем она вела нормальную жизнь — ходила в институт, тянула на красный диплом. Но дома лежала парализованная мать — для нее самый дорогой человек на свете, а лекарства стоили кучу денег. И по ночам она работала тутой.

Короче, от нечего делать (был «неурожай») я стала листать книжку. Самое удивительное, что она меня увлекла. Слышала я от одной тетки в ментовке, что девчонки в какой-то из тюрем читали Шекспира, но не поверила. А сама вот зачиталась. Одна из постельных сцен была описана достаточно подробно, но при этом очень красиво и не пошло. Читаю я и чувствую… не знаю что. Это было желание. Ни один мужик не сумел разбудить… Думала о себе, что я — бревно…

Не скажу, что после этого я стала зачитываться любовными романами, но за пару месяцев проглотила такой объем литературы, который раньше за год в руки не брала. Читала день и ночь, забросила панель (благо сутенера не было), и улица отпустила меня без проблем и долгов. Правда, продукты покупать было опять не на что. Питалась супом из гороха и воды.

31. Sunny, 21 1 >> 3.

Даже не помню, когда это было, но думаю, что достаточно поздно, примерно лет в 17, когда совершенно случайно в душе струя попала в промежность. И вдруг — сладкое ощущение истомы, незнакомое доселе чувство! Потом захотелось повторять игры с душем.

32. UI1A, 23 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Я помню свои эротические ощущения с того момента, как помню себя. А это где-то с 4 лет. Не могу утверждать точно, но, по-моему, они пришли сами по себе. Я не знала, что это такое, лишь понимала, что, если об этом никто не говорит, значит, это плохо. И все же в тайне от всех сжимала руками «там», действуя по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно.

В первый раз я просто почувствовала какое-то легкое томление в низу живота и интуитивно положила руку между ног, не снимая трусиков. Это было приятно и волнующе. Затем я стала сильнее нажимать, и почувствовала, как «приятное» усиливается. Это было лучше, чем клубничное мороженое — никакой другой ассоциации я не подобрала. Я немного прибавила темпы и вдруг «приятное» вспыхнуло и разлилось по мне.

Было очень приятно и немного стыдно.

Однако, при всей своей детской наивности, я понимала, что взрослым об этом знать не следует. Когда видела эротические сцены в кино, старалась незаметно сесть на кончик стула, чтобы острый угол попал в промежность и начинала потихоньку елозить. А боль и неудобства только усиливали ощущения. В тот момент, когда по телу разливалось сладкое и мучительно приятное чувство, я старалась улизнуть в туалет и довести там дело до конца. И лишь спустя много лет узнала, что это было…

Мои первые ощущения были определяющими. Позже я научилась вызывать их снова и снова, с помощью массы фантазий, которые порой использую и по сей день.

35. Veera, 25 < 1 >.

Мои первые эротические ощущения были очень красивыми и запомнились на всю жизнь. Мне было 9 лет и я впервые поехала с родителями на море. Была масса новых впечатлений, но самое волнующее — как мы ходили ночью купаться.

Родители выбирали уединенное место, и мы втроем купались обнаженными.

Это было какое-то необыкновенное волнующее чувство, совсем не такое, как при дневных купаниях. Было довольно темно, и я могла видеть только силуэты и уж, конечно, не различала никаких подробностей. Казалось бы, разница была невелика между дневными и ночными купаниями — только в отсутствии маленьких лоскутков материи. Но от того, что я /знала/, что сейчас на нас абсолютно ничего нет, возникало волнующее ощущение связывающей нас общей тайны.

В свои 9 лет я уже понимала разницу между полами, знала, что есть вещи запретные, доступные только взрослым (и от того, кстати, особенно интересные). И вдруг оказалось, что взрослые взяли меня в свой круг, допустили хотя бы немного к этим тайнам. От этого у меня возникало прямо-таки чувство священного трепета, переходящего в наслаждение, когда мы плескались в воде и играли.

Я точно так же, как и днем, возилась с папой или мамой, вскарабкивалась на них, обнимала и ласкалась, но чувства были совершенно другими, когда я касалась их тел, зная, что они голые! Это была сладкая нега, которая еще больше усиливалась, если, скажем, я пыталась забраться на папу или маму и крепко оплетала чью-то ногу своими ногами. Эти игры, скольжение друг по другу наших обнаженных тел создавали ощущение необыкновенной близости и родства.

Когда они потом уплывали дальше в морс (чтобы заняться любовью, как я теперь понимаю), я рыдала и чувствовала себя потерянной — ведь у них вновь появлялась отдельная от меня тайна! И как я радовалась, когда потом они возвращались ко мне и наши игры продолжались!

После этого я стала как будто взрослей. На всю жизнь у меня осталось чувство особой близости с папой и мамой, хотя больше в нашей жизни таких купаний не было. Я уже замужем и мужа своего люблю, но к родителям отношусь по-прежнему трепетно. Я чувствую свою исключительную общность с ними. Ближе у меня никого нет.

35. Vika, 36 < 1 >.

Это произошло, когда мне было 13 лет. Я гуляла с подругами в парке. Мы прошли все аттракционы, пили соки и ели мороженое. Это был настоящий праздник! И день такой прекрасный. Все было просто замечательно.

Одно только не давало мне покоя — случай, когда я заходила в туалет в дальнем конце парка. Он был деревянный, со множеством отверстий. И когда я сделала свое дело и встала, вдруг увидела, как в одном из отверстий мелькнул глаз… Я испугалась и выбежала. Но мысль об этом происшествии не отпускала меня… и это был не только страх, но и что-то другое… Когда я легла спать, то долго не могла уснуть, вспоминая…

На следующий день я встала с полностью оформившимся решением — снова пойти в парк… одной… В нижней части живота был холодок… я чувствовала совершенно новое ощущение — страх, перемешанный с этим очень приятным холодком… Подходила к туалету я на ватных, плохо слушающихся ногах.

Войдя, прежде всего посмотрела на отверстия. Там ничего не было видно. Я присела. Соседняя кабинка была пуста. После нескольких минут ожидания решила уйти, но тут услышала шаги…

Я встала и посмотрела в щель двери. По дорожке к туалету шел мужчина.

Ему было на вид лет 40–45. Он вошел в соседнюю кабину. Я уже хотела открыть защелку и уйти, но тут мой взгляд упал на большое отверстие, и я увидела там глаз… Я растерялась, ноги мои снова стали ватными… но быстро оправилась и решила посмотреть, что будет, если я сделаю кое-что… Встала напротив отверстия, боком к нему и, поглядывая искоса, стала поднимать юбку…

38. vlublennaya, 21 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Тема секса в 10 лет была вполне открытой в моем доме, и родители, насколько могли, мне все объясняли таким образом, что я никогда не считала, что меня нашли в капусте или принес аист.

Однажды я прочла в газете историю о молодой девушке, которая, едва успев выйти замуж, стала вдовой. Она дала себе зарок никогда не изменять мужу, а когда он умер, «выходила из положения» в душе. Не знаю, как могла в мои руки попасть эта газета… но я начала пробовать… и мне понравилось…

Сначала это было интересно, потом я начала получать удовольствие. Я изучала себя — что мне нравится, что нет, какие зоны моего тела на что реагируют, что меня возбуждает… Сейчас для меня не существует проблемы «не хочу», если, конечно, партнер не безобразный (но таких и не было)…

Стыда я не испытывала никогда. Это слишком важная сфера моей жизни и единственный способ по-настоящему расслабиться. Я считаю, возможно, благодаря тому первому опыту у меня все в порядке и поныне — я могу не зависеть от мужчин (шутка).

41. Ассоль, 22 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Мне постоянно кажется, что я стала жить «взрослой жизнью» слишком рано.

Вернее, стала задумываться о ней. Отношения между мужчиной и женщиной (тогда еще мальчиками и девочками) меня волновали с самого детского сада! Мне было тогда 4 годика, а казалось, что жизнь уже наполовину прошла — такая я уже взрослая. И меня очень беспокоило то, что я до сих пор еще ни в кого не влюблена.

В общем, выбрала я себе из группы мальчика, в которого решила влюбиться и любыми способами старалась произвести впечатление.

Я отказывалась надевать трусики, которые, как мне казалось, были недостаточно красивы (надо же, такая маленькая, а уже знала, чем привлечь мужскую половину!:))

В школе я выбрала из класса в качестве следующей «жертвы» самого красивого мальчика Рому. Уж каким павлином я перед ним ходила! Но закончилось все, как во взрослой жизни, когда друзья вмешиваются и портят все отношения. Некий Сергей рассказал моему кавалеру о том, какие у меня голубые трусы (это в детском садике детки спят все вместе и ничего, а в школе у нас, если кто поднял девочке юбку да увидел трусики, — позор на всю школу!). Смешно, но после этих «откровений» и закончилась наша «любовь»…

Испытывала ли я тогда стыд и повлияло ли это на будущее? Наверное, да.

Ведь иначе как объяснить то, что до третьего курса университета я стеснялась сказать знакомым, что я моюсь в ванной? Если в это время ко мне заходили друзья, я просила маму сказать, что меня нет дома. А она не знала причины, всегда забывала и говорила правду — что я купаюсь. А мне после этого было ужасно стыдно, даже боялась встретиться потом с этим человеком — все думала, что он при словах мамы сразу же меня представлял голой в ванной…

42. Вика, 21 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Первый раз я это почувствовала лет в 11, когда посмотрела по видику фильм с оральным сексом. Родителей дома не было. Я просматривала разные кассеты и случайно наткнулась на эту. Фильм был сам по себе не очень эротический, но сцена орального секса была довольно долгой и подробной.

Я ощутила сильное волнение и пересматривала эту сцену несколько раз. У меня от этого перехватывало дыхание и хотелось смотреть снова и снова.

Это было завораживающее для меня зрелище.

Особенно меня это волновало, потому что я ощутила себя на месте той женщины и поняла, что есть случай, когда женщина имеет особую власть над мужчиной. Мужчина в фильме был здоровенный, но женщина делала из него все что хотела. Он был совершенно беспомощным, только закатывал глаза и стонал от удовольствия. Я тогда немного боялась мужчин, да еще во дворе были нелады со старшими мальчиками, которые нас обижали. А тут я поняла, что из мужчин можно веревки вить. Я потом не раз смотрела эту кассету, и мне очень хотелось самой попробовать такое.

48. Лера, 33 < 1 >.

Свое первое сексуальное ощущение я испытала в 1-м классе. У родителей были какие-то трудности и меня отдали на год к бабушке в деревню. В деревне не было школы и приходилось ходить в соседний поселок несколько километров. Бабушка не могла меня водить и договорилась, что я буду ходить вместе с одним мальчиком из 7-го класса.

Дорога до школы большей частью шла краем леса вдоль колхозных полей. Я всегда очень боялась отстать от мальчика Сережи, он шел быстро, не обращал на меня внимания, а я вприпрыжку старалась поспеть за ним.

Однажды ему приспичило отойти в лес пописать. Я этого не поняла и страшно испугалась, что он уйдет совсем и бросит меня одну на дороге.

Поэтому я побежала за ним и даже вцепилась в его одежду, чтобы он никуда не делся.

А ему было неловко, он отпихивал меня, пытался спровадить хотя бы на несколько шагов, чтобы суметь отвернуться. Но я не слушала никаких уговоров, вцепилась в него, как клещ… Видимо, ему сильно хотелось, поскольку, в конце концов, он просто плюнул на все и пописал под моим взглядом.

Я чувствовала тогда просто испуг и мне было безразлично, что он там делает. Но когда я сидела на продленке и ждала его, чтобы пойти обратно домой, то почему-то в голову стали приходить об этом мысли. И когда на обратном пути он опять остановился пописать, я снова побежала за ним, но уже с любопытством смотрела на то, как он это делает.

И это превратилось у нас в какой-то ритуал. По дороге в школу и обратно он обязательно останавливался пописать, а я стояла рядом и смотрела. А потом даже сама стала присаживаться писать рядом с ним и уже он смотрел на меня, когда я снимала и надевала трусики. Меня это необъяснимым образом волновало, каждый раз пробегало какое-то волнующее сладкое чувство. При этом мы оба не произносили ни слова!

Кончилось вес так: однажды он пописал, но не стал убирать член, а еще несколько минут просто держал его в руке, искоса поглядывая на меня. И я поняла, что он мне его специально /показывает/! И как только я это поняла, то вместе с волнением и удовольствием вдруг впервые ощутила чувство /стыда/ — даже залилась краской. Отвернулась и ушла. И с тех пор больше никогда не ходила за ним в лес, всегда ждала на дороге.

Я не считаю, что этот случай как-то повлиял на мою сексуальность. Но он остался в моей памяти на всю жизнь, потому что это был день, когда я впервые по-настоящему осознала свою принадлежность к женскому полу.

49. Лиза, 16 1 >> 3 >> 4.

Самое сильное, наверное, чувство посетило меня, когда я впервые посмотрела фильм «Маска Зорро» с Антонио Бандерасом. Мне было лет 13–14, я просто смотрела на Антонио и понимала, что безумно хочу этого мужчину…

Периодически желания возникали, когда я наблюдала за одноклассниками…

Меня вообще почему-то всегда сводит с ума то, что мужчины носят брюки, джинсы… Глупо? Не знаю… Но у меня от этого всегда «уносило крышу».

Первое желание секса появилось, когда я сидела на диване с одним парнем, который мне очень нравился. Он положил мне руку на плечи, и я ощутила безумное желание… Не знаю, может быть, он задел какую-то эрогенную зону, так как даже его поцелуи не возбуждали меня настолько… Потом у меня был более опытный парень, который заводил меня одними поцелуями.

Но настоящее сексуальное возбуждение появилось лишь после того, как я лишилась девственности (с этим же, кстати, парнем)… Именно /после/ этого. Теперь для того, чтобы возбудиться, мне практически всегда достаточно всего лишь лечь рядом с ним или ощутить его прикосновение, поцелуй.

50. Наяда, 34 1 >> 3 >> 4.

Надо же, люди из больших городов даже книжки пишут о «первых сексуальных ощущениях». А я вот выросла в небольшом поселке, и у нас секс между детьми, начиная лет с 6, был обычным делом. Даже имелось специальное название «нижний поцелуйчик». То есть все было, как у взрослых — выбиралось время, место… Полностью раздеваться, конечно, не приходилось, но снимались трусики, мальчик спускал брюки до колен, ложился на девочку…

Я нигде об этом не читала, но знаю по себе, что у девочек перед плевой есть область, куда можно ввести член на 2–2.5 см без боли и без нарушения девственности. Мальчикам как раз хватало, чтобы ввести головку — самую чувствительную часть и даже подвигать ею. Девочке было главным не слишком раздвигать ноги, чтобы мальчик не «увлекся» и не проник дальше, чем следует. Вот, собственно, и вся техника.

Жителями поселка все это воспринималось как само собой разумеющееся.

Родители относились к этому спокойно-добродушно и не делали трагедии из таких вещей, даже подшучивали на эти темы (видимо, сами через это прошли). Помню, пьяный отчим спрашивал меня, когда я подросла: «Ну, что, ты уже трахаешься или все нижними поцелуями промышляешь?». Считалось, что девочке после 12–13 лет уже неприлично заниматься «нижними поцелуйчиками» — она должна либо «давать», либо хранить девственность.

Никаким секретом или «таинством» это не было. Если между мальчиком и девочкой возникала влюбленность, то рано или поздно эти отношения заканчивались в кустах «нижним поцелуйчиком». А поскольку влюбленности у детей вспыхивают и угасают быстро, то годам к 10 все мы уже знали друг друга практически наизусть. Выбор партнера тогда производился уже по другим принципам — для удовольствия (а удовольствие от этого было!).

Среди мальчиков ценились осторожные, аккуратные, те, кто держал себя в руках и не «увлекался». - т. е. с кем можно было расслабиться и не держать постоянно ноги в напряжении.

Девочки котировались по физиологическому устройству (крупные губы, глубокий вход) — в общем, по наличию места, куда мальчик мог бы «пристроить» свою головку.

Я была не красавицей, но котировалась очень высоко — у меня была именно такая физиология. Когда в 1-м классе появился первый «воздыхатель» (третьеклассник стал провожать меня до дома), я попросила более опытную подругу рассказать, как делается «нижний поцелуй» (понимала, чем дело должно закончиться). Она мне без стеснения все рассказала, даже показала на себе: сдвинула трусики и ввела большой палец примерно до первой фаланги. И однажды весной, когда стало сухо, мы с этим приятелем, не сговариваясь, отправились за сарай (было во дворе такое укромное местечко). Все, кто был в это время на улице, проводили нас понимающими взглядами. Похихикали, потерлись, поцеловались («верхним»)… А потом он стянул с меня колготы вместе с трусами, прижал к стенке сарая, спустил брюки и «поцеловал нижним»…

Я ничего не успела ни особенно разглядеть, ни почувствовать. Не было каких-то сильных сексуальных эмоций. Только ощущение удовлетворения и гордости от того, что теперь я — «как все». А потом «понеслось». Я довольно быстро стала получать удовольствие и даже наслаждение, особенно, если ситуация позволяла действовать не на скорую руку, а со «вкусом, с толком, с расстановкой».

Для этого мы уходили за поселок через поле и устраивались в лесополосе.

Шли довольно большой компанией, но все по парам и все знали, зачем. Там уже расходились кто куда. Иногда удавалось стащить из дома байковое одеяло, так что в хорошую погоду можно было, устроившись на одеяле, раздеться догола. С умелым терпеливым партнером, отключившись от всего вокруг и слившись в «нижнем поцелуйчике». можно было долго-долго лежать, наслаждаясь…

51. Я, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Они появились одновременно с самоощущением, в тот момент, когда я начала себя отделять от мира. Как и у всех — игры в доктора, привязывания нас, девочек, к заборам и прочие радости детства. Не было как-то фиксации на «писе», в теле было сладким все. Интересно — в детском саду в сончас моя раскладушка стояла рядом с раскладушкой приятеля (потрясающей сексуальной школой были наши детсады), и мы страшно любили трогать друг друга, просовывая руки под одеяло. Он все тянулся в одно место, а я пыталась его «перенаправить» туда, где мне было приятнее и интереснее.

Еще, года в четыре, почему-то приятно было уговорить кого-нибудь (неважно, мальчиков или девочек) потереться попами. Сейчас я психолог, взрослая и умная тетя:), но вот понять, откуда брались именно такие приятности, не могу до сих пор. То есть, понятно, первый сексуальный опыт и все такое, но почему именно попами тереться? И, кстати, как и у многих, те впечатления очень долго присутствовали в фантазиях…

52. Ириша, 20 1 >> 3.

У нас во дворе была компания ребят и девчонок лет по 11–13. Довольно часто там заходили разговоры о сексе. Все было на довольно детском уровне, пока не появился один мальчик. Он был /очень/ просвещенный в этом плане. Он знал в подробностях буквально все. Наверное, начитался детской сексуальной энциклопедии, а может, и чего покруче.

Так вот, когда он начинал рассказывать, все замирали. Все слушали, затаив дыхание, и я тоже. Но эти рассказы здорово заводили! Все представлялось, словно наяву. От этого поднималось волнение и в щелочке как будто начинал шевелиться какой-то червячок, не дававший покоя.

Страшно хотелось там почесать, но при всех было неудобно.

А одна моя подружка не выдержала и сказала ему: «Знаешь, ты так рассказываешь, что самой хочется попробовать!» А я промолчала, но была с ней абсолютно согласна.

53. Маргарита, 18 1 >> 3 >> 5.

В первый раз это чувство посетило меня в 12 лет. Была физкультура и дверь в душевую мальчиков была приоткрыта. Возникло что-то необычное — смесь стыда, испуга и удовольствия от познания запретного плода… Это в корне изменило мою жизнь… С того самого момента мне захотелось испытывать такие чувства постоянно. Одноклассники стали для меня потенциальными «жертвами»… По-настоящему все началось в классе 9-м, я даже не скрывала своих желаний, и мальчикам это нравилось. Короткая юбка открывала дорогу к любому объекту мужского пола.

59. Магия, 27 1 >> 2 >> 4.

Первые воспоминания о сексуальном чувстве у меня относятся годам к восьми-девяти. Тогда я мылась в ванне и вдруг зашел отец. Это было в порядке вещей, меня даже мыли попеременно то он, то мама. Но в этот раз неожиданно возникло непреодолимое желание спрятаться. Странно свело живот, я сама собой свернулась калачиком, плотно сжав ноги, и отвернулась к стенке. И до тех пор, пока он не вышел, чувствовала смущение и давление в паху. После этого я сказала родителям, что отныне буду мыться сама.

66. Ольга, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 «.

Когда мне было десять лет, родители отправили меня отдыхать на море к своим друзьям, у которых была тринадцатилетняя дочь. Однажды она предложила мне поиграть в папу и маму и, когда дело дошло до сна, заявила: «А мой папа всегда держит маму за грудь…» И неуверенно стала трогать мою грудь (если это можно было назвать грудью). Потом мы стали изучать тела друг друга.

Именно в эти минуты я почувствовала что-то, чего раньше не знала. Сейчас я, конечно, понимаю, что это и были первые сексуальные ощущения. После этого мы очень часто прятались под одеялом и ласкали друг друга. Наши игры продолжались всего две недели, пока я жила у них. Потом я уехала, и мы больше никогда не встречались.

67. Осень, 48 < 1 >.

Этот случай произошел со мной лет в 14 и запомнился как самое первое сексуальное ощущение. Я ехала в автобусе на задней площадке. Была страшная давка. Лето, жара, все спрессованы, обливаются потом и думают только о том, как бы скорее доехать.

И тут случилось нечто неожиданное. Я стояла на задней площадке лицом к стеклу. И в один из моментов почувствовала, что на меня надавили не так, как раньше. Новый сосед был мужчина, очевидно, невысокого роста — я чувствовала его дыхание на своей шее. Но главное я почувствовала снизу.

Он плотно и тесно прижался к моей попе всем передом. Сквозь летнее платье и тонкие трусики я совершенно четко различала три подробности: его ноги, прижатые к моим ягодицам, а посередине — большую твердую горячую «палку», которая пристроилась точно между двумя моими половинками.

Боюсь, что не смогу описать все свои чувства тогда. Я, конечно, сразу поняла, что это такое, хотя знала только понаслышке. Мне никогда до этого не приходилось сталкиваться ни с «автобусными онанистами», ни вообще с наглыми приставаниями мужчин. Я росла очень скромной девочкой.

И вот эта бесстыжая «палка» между ягодиц пришпилила меня к месту, как бабочку на булавке.

Я как будто окаменела — не могла даже пошевелиться. С одной стороны, я чувствовала отвращение. Но в то же время по всему телу забегали миллионы мурашек, низ живота и ноги свела какая-то незнакомая тягучая судорога.

Казалось, если я пошевельнусь, то эти чувства усилятся многократно. Но, поскольку эти чувства пришли против моей воли, я этого яростно не хотела. Я стеснялась его оттолкнуть или обругать — все-таки это был мужчина в возрасте (я видела его руки, лежащие на поручне автобуса).

Вывернуться из-под его напора тоже не могла — просто не было сил пошевелиться от нахлынувшей слабости. Единственное, что я смогла сделать. — это изо всей силы сжать ягодицы, но моментально почувствовала, как от этого все ощущения резко усилились. Я расслабила ягодицы и тут же ощутила, как «палка» напористо раздвинула их и вползла гораздо глубже. Я рефлекторно сжалась, выталкивая ненавистный предмет и…все повторилось… не раз и не два…

Наверное, я доставляла ему этими движениями колоссальное удовольствие.

Видя, что я практически не сопротивляюсь, он осмелел и нагло исследовал всю мою попу своим членом, при каждом толчке автобуса перемещая его с одной ягодицы на другую и вновь возвращая в ложбинку. А во мне в это время продолжало переливаться, обездвиживая и сводя живот, вот это мерзостно-сладостно-болезненное ощущение. Я не могла пошевелиться и только молитвенно отсчитывала секунды до остановки «Рынок» — знала, что там выйдет пол-автобуса. И, когда это произошло, я почувствовала, что он меня отпустил, но даже не посмела обернуться.

Не знаю, вышел ли он вместе со всеми или остался дальше ехать в автобусе. Мерзкое чувство, затихая, не отпускало меня еще часа полтора, иногда всплывало и потом, в воспоминаниях. Этот случай имел двоякие последствия. Когда я уже была на лет старше, ко мне снова попытался пристроиться в автобусе онанист и получил /так/, что забрызгал кровью пол-автобуса (да еще и парни, ссадив на остановку, добавили).

С другой стороны, чем старше я становилась, тем сильнее мне хотелось вновь испытать такое чувство. Как ни странно. В моей жизни было много разнообразного секса, но такого острого ощущения не возникало ни разу.

Все было намного проще. Только изредка, «по старой памяти», возникало что-то похожее, когда мужчина во время ласк прижимался ко мне сзади в положении стоя.

Кажется необъяснимым, но я бы очень хотела сейчас пройти по /этому/ пути, чтобы узнать, куда бы он в конечном итоге мог меня привести. И если бы я теперь оказалась на месте себя 14-летней, я бы, наверное, как говорится, «расслабилась и попыталась получить удовольствие»…

68. Анжела, 24 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Когда мне было лет 9-10, я спала в комнате родителей. У меня был «режим», т. е. они укладывали меня часов в 8, а сами ложились спать гораздо позже. Я часто не могла заснуть так рано. Притворялась, что сплю. И была свидетелем того, как мои родители занимались любовью.

Я чувствовала их возбуждение и сильно возбуждалась сама. Начинала трогать себя в разных местах… и осознавать, что это приятно. В том возрасте я переживала, что со мной что-то не так, что я делаю что-то противоестественное. Но, взрослея и читая определенную литературу, поняла, что это нормально, что это делают многие девушки, женщины.

74. Эля, 17 1 >> 2.

Первое чувство я испытала в 13 лет. Было так: я мылась в ванной и вдруг мне неожиданно очень захотелось в туалет. По «большому». Уж простите за физиологические подробности, но это важно.:)) Делать было нечего, я была вся мокрая, поэтому одеться не могла, да и времени на это как бы не оставалось.:))

Поэтому я быстренько обернула вокруг себя полотенце и выскочила в коридор (санузел у нас раздельный). И неожиданно лицом к лицу столкнулась с отчимом! Не подумайте плохого, он не подсматривал. Это очень положительный человек, я его уважаю, просто он мимо проходил по коридору.

Тут полотенце зацепилось за какой-то гвоздик и, когда я быстро рванула в туалет, край выскользнул у меня из рук и оно слетело с меня совсем. Я оказалась перед ним совершенно голая! Потребовалось еще секунды три, чтобы обернуться, нагнуться, подхватить с пола полотенце и юркнуть в сортир. Но за эти секунды он увидел меня совершенно голую во всех видах — и спереди, и сзади, и наклонившейся!

И в туалете /такое/ началось! Когда сильно хочется — то уже живот сводят какие-то спазмы, а тут еще эта ситуация! Я сидела на унитазе, но не думала о том, за чем пришла, потому что мне сжимали живот необычные, страшащие, но волнующие и приятные ощущения! Дыхание захватило, и я не могла выдохнуть, вспоминая, /какой/ он меня увидел! Только минут через десять меня «отпустило» и я смогла вернуться обратно в ванную. Но и сидя там, я продолжала вспоминать и переживать. И потом тоже много думала об этом.

Я как-то очень ясно осознала «сексуальность» этих ощущений, чувствовала, откуда они идут. У меня, наверное, сразу произошел переход к «осознанной сексуальности», потому что с того случая я стала постоянно думать об этом. Мне очень хотелось вызвать вновь эти ощущения. Но они больше не приходили. Хотя я нарочно пыталась сосредоточиться и подробно вспоминала об этом дне, даже попробовала мастурбировать. Это было приятно, но это было «не то». Только где-то через год я поняла, каким образом надо этого добиваться.

77. BettyBoop, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда мне было лет 7–8, я, как и все дети, с удовольствием и подолгу гуляла и часто заигрывалась до состояния «невтерпеж». Конечно, можно было зайти за куст или в подъезд, но «воспитание не позволяло». И тогда я нашла чудесный способ для удержания: присев на корточки надо подставить пятку под клитор, а еще лучше и поелозить — и приятно, и писать не так хочется.

Я, конечно, не понимала, что происходит, поэтому никакого стеснения не было, даже подружкам советовала. Оказалось, это не только мое «секретное оружие». Не знаю, как другие девочки, а я пользовалась этим способам даже тогда, когда писать совсем не хотелось.:-)

81. Смелая, 24 1 >> 2 >> 4.

Первый такой случай произошел со мной в 3-м классе. В нашей школе у мальчиков было странное занятие — «проверять» у девочек трусики.

Мальчишки очень любили на перемене неожиданно подойти к девочке и задрать ей подол юбки. И, если трусики были не в порядке — ветхие, линялые или плохо постиранные, то такую девочку начинали высмеивать.

Конечно, мы были настороже и давали отпор нахалам, но опасность «проверки» всегда сохранялась.

Однажды у меня случилась страшная беда — все мои трусики с утра оказались в стирке, а мама сказала: «Ничего, пойдешь так». Как я ни упиралась, но «так» и пришлось идти в школу. Я очень боялась «проверки» — ведь даже представить себе невозможно, как бы меня засмеяли, если бы мальчишки увидели, что я вообще без трусиков. Помню свое волнение и почти отчаяние по пути в школу. Ощущение беззащитности — и вместе с тем какое-то особое новое чувство, когда прохладный ветерок овевал голое тело /там/…

Спасало положение только то, что в этот день я была дежурной по классу и поэтому у меня был предлог не выходить на перемену. Я оставалась в классе одна (обычно учительница выставляла всех в коридор). Меня это как нельзя больше устраивало. Поскольку все шло без проблем, я постепенно успокоилась и потеряла бдительность.

На второй перемене я вытирала доску, отвернулась посмотреть на какое-то движение в окне и «прозевала», как ко мне с другой стороны подкрался мальчик Саша. Он резким движением задрал мне юбку и… остолбенел. А меня вдруг пронзила странная, лишающая воли, томительная слабость. Я хотела хлестнуть его тряпкой, но рука отказывалась делать движение. Мы застыли в таком положении на несколько секунд. Он жадно разглядывал меня — без трусиков, а я… не могла пошевелиться… было чувство беззащитности, обнаженности, стыда и… чего-то еще, непонятного… На глаза стали наворачиваться слезы…. и тут я смогла выдохнуть и резко, со всей силы, ударила его тряпкой по лицу.

Он выбежал в коридор, а я в ужасе ожидала, что с минуты на минуту в класс ворвется ватага одноклассников… задерут юбку, будут рассматривать, может быть, даже трогать, смеяться… Я быстро села за парту и сжалась, как могла. Но ничего не произошло! Я поняла, что Саша меня не выдал (хотя мог и даже должен был, по понятиям наших мальчишек), и у меня возникло к нему такое чувство благодарности!

На следующей перемене я была начеку, понимая, что он придет опять. Так и было, он не раз появлялся в дверном проеме, статус девушка обижена на парня но я тут же делала угрожающее движение тряпкой. Он так и не сказал ничего своим приятелям.

С тех пор у меня впервые появилось какое-то особое чувство к мальчику, похожее на влюбленность.

И с этого момента меня стали посещать всякие фантазии. Я часто вспоминала этот эпизод и мысленно переносила его на другие обстоятельства — те, при которых мы были бы вместе и только вдвоем. В таких «обстоятельствах» мы оба постепенно раздевались догола и смотрели друг на друга (на большее фантазии не хватало). При этом я уже не испытывала стыда, а только удовольствие. Часто в этих мыслях я сама проявляла инициативу, первой раздевалась перед ним, соблазняя его…

Пожалуй, мое чувство к нему в какой-то степени напоминало отношение жены к мужу. Я беспрекословно давала ему списывать все уроки, «кормила его обедом», покупая в буфете булочки… По моим тогдашним представлениям, видеть друг друга голыми могли только муж и жена, а он /видел/ меня и никому не сказал, сохранив эту тайну между нами. И стал для меня как бы «мужем»…:) Что он ко мне чувствовал, я не знаю.

84. Хельга, 28 1 >> 2 >> 3 >> 5.

В этом не признаешься никому — ни подруге, ни любовнику. Ни даже врачу, будь он хоть именитым сексопатологом. Но с этим приходится жить, это как изъян, которого не видно, но который всегда с тобой, как твоя тень.

В слова облекаю это в первый раз (дрожа и краснея) — с самого раннего возраста, с какого я себя помню, я всегда делала /это/… Я мастурбировала. Не скажу точно, когда это началось: с 4 или 5 лет. И не знаю, почему. Никто и никогда мне не показывал и не рассказывал. Просто я знала, и все.

Самое неприятное не в этом. И даже не в том, что я не могу испытать оргазм по-другому (собственно, оргазм ли это — ведь ощущения остались те же, что были в пять лет, а может ли пятилетний ребенок испытать оргазм?

Так, временное облегчение от непонятного томления).

Неприятное в том, что я боюсь признаться себе, что у меня проблема, и начать искать выход. Гораздо проще, на радость партнеру, громко кричать и изображать, что мне с ним хорошо. Сколько ты хочешь, милый? Три раза, четыре должна кончить твоя партнерша? Ну, давай, еще разок, напоследок…

А потом с отвращением смотреть на себя в зеркало, понимая, что это тупик, и раз уж не хватило духу сразу признаться, то сама виновата и продолжай притворяться дальше.

Он не виноват. И, даже если он очень внимательный и нежный, он все равно не сможет ничего сделать, потому что у меня за спиной всегда стоит /это/. Как посторонний человек в комнате, где двое. Но вижу его только я, и мне плохо.

Когда-то в одной книге (совсем не по данной теме, это был низкопробный детектив) я прочитала о дальнейшей судьбе детей, подвергшихся сексуальному насилию. Я не психолог, не интересовалась такой проблемой подробно, и мне сложно оценить, правда ли там написана. Но я с ужасом узнавала свою судьбу, хотя не помню никаких признаков насилия в детстве.

Так вот. Эти дети рано начинали мастурбировать, у многих возникало крайнее отвращение к себе, своему телу и они толстели, как будто хотели, чтобы и окружающие относились к ним с такой же неприязнью. В дальнейшем складывалась личность с явными признаками неблагополучия, низкой самооценкой и комплексом самовредительства — выбирать всегда худшее для себя.

Остается к этой картине добавить, что я всегда патологически боялась мужчин (учителей, родственников, просто прохожих) — до такой степени, что мой первый интимный опыт с партнером состоялся, только когда мне было 25 лет, при очень рациональном подходе: «ну что, уже пора». Никакой болезненной дефлорации со всеми неэстетичными деталями не было. Он даже спросил: «Так сколько же на самом деле у тебя было мужчин?».

Мне страшно. Я боюсь думать об этом. Я жалею, что не родилась мужчиной: ведь у них все так просто…

87. Amanda, 18 1 >> 2.

Первые сексуальные ощущения я испытала года в 4… Хотя, может, и раньше.

Все как-то само собой получилось. Мне стоило лишь скрестить ноги и сжать их, как я чувствовала что-то доселе неизвестное, но очень приятное… Но я не знала, что это такое. Потом родители заметили и запретили мне этим заниматься, сказав, что «у меня отпадут ножки».

Но мне так нравилось, что я продолжала это делать, несмотря на угрозы родителей. Я старалась где-нибудь спрятаться и предавалась своему занятию. В 8 или 9 лет мама опять меня застукала, и разговор был уже серьезный. Она допытывалась, кто же все-таки научил меня (откуда мне было знать?) и зачем я этим занимаюсь… Я лишь молчала.

На какое-то время я действительно перестала заниматься самоудовлетворением (уж слишком серьезным был разговор). Я поняла, что слишком мала для такого рода занятий. Но в какой-то момент не сдержалась, и все стало повторяться опять…

Намного позже я, наконец, узнала, что это была всего лишь мастурбация. Я прочитала о ней в Медицинской Энциклопедии. Ну, а сейчас я до сих пор занимаюсь этим в свободное время. Любопытно — сколько бы я ни читала во всевозможных журналах и газетах, что это можно делать еще руками или различными предметами, нужных ощущений у меня почему-то никогда не получалось.

89. Astarta, 25 < 1 >.

Очень часто приходится читать в различных интим-изданиях о зловредных отчимах, насилующих беззащитных падчериц. Все эти рассказы выглядят одинаковыми, написанными, как под копирку, и такое впечатление, что их пишут сами журналисты с целью преподнести публике мораль. Поэтому я хочу рассказать о своем случае. У меня были сексуальные отношения с отчимом, но такие, что мне, как я считаю, это пошло только на пользу.

Отца своего я не видела и не помню. По этому поводу я с малых лет очень переживала — ведь у всех других детей были папы или «дяди». Я переживала, что мы с мамой какие-то неполноценные. Поэтому, когда в нашем доме появился, наконец, «свой» мужчина, я была в восторге.

Андрей (я звала его по имени) пришелся мне по душе, он принял меня как свою, с одинаковой любовью относился и ко мне и к маме — я это видела.

Мы втроем постоянно были вместе, по выходным ходили в парк, в кино. Для меня, семилетней девочки, он тоже быстро стал «своим» мужчиной.

Единственное, что омрачало мою радость, это то, что, после того как меня укладывали спать, в доме начиналась особая, «ночная» жизнь, в которой мне не было места. Мы жили в однокомнатной квартире и часто, не успев заснуть, я видела довольно откровенные интимные сцены с участием мамы и Андрея. Не могу сказать, что это повергало меня в шок (как многих детей), наоборот — некоторые казались мне красивыми и волнующими.

Например, когда мама принимала позу всадницы, я, затаив дыхание, смотрела на ритмичные движения ее красивого тела, на запрокинутую голову с распущенными волосами…

Смысл этих занятий мне был не очень понятен, но налицо была несправедливость, которая меня возмущала. Днем мы все были вместе на равных условиях, и этот Мужчина принадлежал поровну каждой из нас. Но ночью меня отставляли в сторону и он принадлежал только маме! Я решила предъявить свои права.

Андрей часто оставался по утрам дома, отсыпаясь после ночного дежурства, а мама уходила на работу. Выбрав один из таких дней, я перебралась в кровать к Андрею, стала к нему ласкаться и тормошить. Когда он проснулся, я стянула трусики, уселась на него в той же самой позе всадницы и начала повторять те же движения, что видела у мамы. Он спал обнаженным, поэтому все получалось, как на самом деле! Однако он не захотел играть со мной в эту игру и довольно грубо сбросил меня. От обиды я чуть не заплакала, но снова упрямо полезла на него. Он еще более резко меня отбросил, и тут я разрыдалась по-настоящему. Он смотрел на меня с гневом и недоумением, и я, сквозь слезы, стала выкрикивать свои претензии.

Надо отдать ему должное, он все это понял и лицо его смягчилось. Я чувствовала, что он ищет выход из этой ситуации. И он нашел этот выход!

Во-первых, он сказал, что теперь у нас с ним тоже будет тайна, о которой никто не должен знать, даже мама. Это уже наполовину примирило меня с действительностью.:-) Потом он провел со мной обстоятельный разговор на тему «откуда берутся дети». И не только рассказал, но и подробно показал — на себе и на мне.

Он разрешил мне рассмотреть и потрогать все его мужские особенности, показал, какая часть моего тела должна будет в свое время принимать мужчину. Объяснил, что у каждой женщины должен быть свой мужчина и что он принадлежит только маме, а у меня будет собственный. Под конец, по моей просьбе, мы с ним изобразили половой акт во всех подробностях, кроме проникновения — и я смогла увидеть эрекцию и выделение спермы.

После этого все как-то встало на свои места. У меня больше не было обид.

Во-первых, у меня была Тайна. Во-вторых, я теперь четко понимала: что делается, с какой целью, каким способом и почему я не могу принимать в этом участия. Что это для меня не обидное, а просто — «не мое».

С тех пор я стала спокойно засыпать, не особо прислушиваясь к тому, что делается по ночам. А когда мы переехали в новую квартиру, где у меня была своя комната, я и вовсе перестала об этом вспоминать, посвящая время перед сном изучению собственного тела..-)

Надо сказать, этот опыт очень помог мне в жизни. В то время, как мои подружки возбуждали друг друга рассказами об /этом/ (наполовину состоящими из небылиц), мне было просто смешно. Они навязывались первым попавшимся парням, чтобы «испытать» это в каком-нибудь грязном подвале, а я никуда не торопилась. Потому, что ничего мне не хотелось «испытать» — я все уже доподлинно /знала/. Моя недоступность только разжигала парней — они сами стремились показать себя с лучшей стороны, а я могла из них выбирать. И выбрала, в конце концов. Самого замечательного.:-)

И я очень благодарна Андрею. Считаю, что моя нынешняя благополучная семейная жизнь — во многом его заслуга. Он был и остается одним из самых близких мне людей.

91. Котик, 19 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Впервые я узнала о слове «секс» от своей старшей сестры. Было описано все вполне подробно и, несмотря на достаточно юный возраст (мне было 9 лет), я почерпнула все то, что казалось мне наиболее важным. Мне, определенно, была интересна эта тема, т. к. я всегда считалась неким ребенком, «растущим не по годам».

Далее я занялась первой в своей жизни мастурбацией, не зная, конечно, тогда определения этого феноменального слова. Это было ни с чем не сравнимо… Была, правда, одна «загвоздочка» в моем понимании этих вещей — для удовлетворения женщины в нее должно что-то входить. Я же удовлетворяла себя снаружи… Как потом выяснилась, это был клитор, а я считала, что делаю не то, что надо…

Однажды, лет в 10, когда я принимала ванну и удовлетворяла себя душем (что особо мне нравилось в том возрасте), зашла мама и увидела… Она спросила меня осуждающим тоном — неужели мне это нравится?? Я немного испугалась и сказала, что болит животик, а струйки успокаивают. Мы не поняли друг друга, но я ее за это не виню.

92. fit», 34 1 >> 3.

Первые сексуальные чувства появились в 10 лет. Занимаясь самоудовлетворением, я получала новые ощущения. Это нравилось, но я быстро от этого отвлеклась. Меня больше привлекали чувственные ощущения — от влюбленности, романтических отношений и пр. Я думаю, что в какой-то мере это сказалось на том, что я не умею удовлетворить сама себя, как это делают другие. Мне это кажется неестественным.

96. Анна, 18 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Впервые это чувство посетило меня, когда мне было 13 лет. Тогда мне нравился один очень красивый парень. О нем ходили разные слухи, но никто не знал его близко. Говорили, что девушки его интересуют только избранные. Каждая из моих подруг мечтала, чтобы он одарил ее хотя бы взглядом.

Однажды на дискотеке я заметила, что он пристально смотрит на меня.

Началась медленная музыка. Мое сердце готово было вырваться из груди. Он пригласил меня на танец. Я думала, что умру, когда его рука дотронулась до моей талии. Это было сильнейшее ощущение.

97. Альбина, 27 1 >> 2 >> 3.

Лет в 12–13 был такой случай. Наша семья жила в частном доме без горячей воды, поэтому мыться ходили в городскую баню, точнее, в душевое отделение. Ходили обычно всей семьей. Душевых отделений было два — отдельно для мужчин и для женщин. В то лето женское отделение было закрыто на ремонт и всем посетителям приходилось мыться в мужском отделении (но, разумеется, у каждого была отдельная кабинка). Из-за этого была очередь и, когда она подошла, родители отправили меня первую.

Я вошла в кабинку и стала раздеваться. При этом я чувствовала какое-то странное смущение. Ведь это было /мужское/ отделение! Место, которое раньше было для меня запретным. Хотя, ничего особенного там не было.

Разве что значительно более грязно, чем в женском. Кабинки изнутри выглядели совсем обшарпанными. Кафель местами поотваливался, вместо замазки кое-где между плитками была налеплена жеваная бумага. И тем не менее казалось, что какой-то «мужской дух» витает здесь и внимательно рассматривает меня.

Я встала под душ и включила воду. Немного поплескалась, вымыла голову.

Вдруг краем глаза я заметила какое-то движение на стене со стороны соседней кабинки — на уровне моего пояса. Происходило что-то странное: жеваная бумага какими-то рывками, как будто сама по себе, выползала из щели. Наконец, она резко выскочила, так, словно ее выпихнули спицей.

Стало видно отверстие, уходящее глубоко в стену, на дальнем конце его мелькал свет. Потом свет исчез.

Я не сразу сообразила, в чем дело. Сначала подумала, что это струйки воды из душа вымыли бумажку. Но потом явная искусственность перемещений бумажки дошла до сознания, и меня как ведром холодной воды окатило: «Подсматривают!». Но я не могла быть в этом полностью уверена. Может быть, показалось?

Сейчас в отверстии было темно. Что это могло значить? Что оно закрыто чьим-то любопытствующим глазом? Или — ничего подобного, просто мне почудилось сначала, что там мелькал свет, а отверстие на самом деле не сквозное? И если подсматривает, то кто? Мужчина или женщина? Куча таких вопросов крутилась в моей голове. Я не знала, что делать. Выбегать из душа или домыться до конца?

В конце концов, я убедила себя, что все в порядке, мне показалось. Но домывалась я кое-как, стараясь держаться к отверстию боком, — мне все время чудился обжигающий мужской взгляд. От этого, несмотря на теплый душ, по коже поползли мурашки и как-то странно захолодело в низу живота.

Моясь, я все время косилась на отверстие, но никакого движения там не было. Поэтому под конец я немного успокоилась.

Настолько, что на прощание захотелось посмеяться над своими страхами, созорничать. Я нахально повернулась лицом к отверстию, расположилась перед ним, как на витрине, и, расставив ноги, стала не торопясь намыливать и мыть /там/. Ничего не происходило. Домывшись и ополоснувшись, я вышла из-под душа. Напоследок бросила торжествующий взгляд на так испугавшее меня отверстие… На дальнем его конце был виден яркий свет!!!

Меня опять словно обдало ушатом холодной воды. Отчаянно ругая себя дурой, я выскочила в раздевалку кабинки, наскоро вытерлась, торопливо напялила одежду… Мне везде теперь мерещились такие щели, а в них глаза…

Одевшись, быстро выбежала в зал ожидания, села на деревянную скамейку.

Сердце страшно колотилось.

Отца с матерью еще не было, я вышла первая. Было время успокоиться и высушить голову. Я решила так и сделать, но больше всего прочего мне хотелось узнать кто это был??? Я специально села на скамейку, находящуюся как раз напротив двери, ведущей в душевое отделение. Из нее отлично просматривался ряд душевых кабин, в том числе та самая, соседняя. Дверь была закрыта, но минут через 15 она распахнулась, и из нее вышел распаренный и довольный… мой отец…

Как вам сказать… Наверное, не все меня поймут… Первым чувством, конечно, было возмущение и негодование. Но потом, когда мы шли домой и я посматривала на его невозмутимую, довольную физиономию, меня стало разбирать другое чувство. Этакая смесь женского ехидства и, как ни странно, женской гордости: «Он не отрываясь смотрел на меня, наверное, целых 30 минут! Значит, было на что смотреть! Значит, я ему интересна, как женщина!» Это было впервые, когда мужчина (пусть даже отец) проявил ко мне /такой/ интерес. И я стала чувствовать себя… довольной. Даже шла и тихонько улыбалась.

А ночью, когда уже почти заснула, пришло и третье чувство… Почему-то мне причудилось, как бы выглядела эта картина с другой стороны стенки.

Смотрела я как будто сверху. Как он, голый, согнувшись, приник к отверстию и жадно, не отрываясь, глядит… И от этой мысли весь сон, как рукой сняло, потому что на смену ему пришло острейшее сексуальное ощущение, от которого я впервые «промокла»… И с тех пор такие видения посещали меня неоднократно, принося… нет, не стыд. Жар и удовольствие во всем теле…

С тех пор прошло много лет, но одного не могу понять до сих пор — для чего мужчины в своем душевом отделении проковыряли эти дырки? Ведь для этого нужно было очень постараться, потратить много времени и сил…

Неужели им так приятно смотреть друг на друга???

99. Olga, 42 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Впервые это было в 12–13 лет. Я сидела за одной партой с симпатичным мальчиком, и с какого-то времени стало ясно, что он мне нравится. Это выражалось в том, что я заметно краснела, терялась в разговоре. Иногда мне становилось стыдно, но я старалась спрятать стыд глубоко внутри и изо всех сил пыталась скрыть, что он мне нравится.

В общем, смесь стыда, какого-то необычного чувства (кстати, потом оно прошло) и желание чего-то нового.

100. goSdenlady, 20 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Чувство эротичности впервые меня посетило в 12 лет. Вели говорить о реакции, то, скорее всего, это были не испуг и стыд, а напротив — желание вперемешку с удовольствием и приятной болью. Как я к этому отнеслась? Просто подумала: вот и оканчивается детство, начинается новый и неизведанный этап в моем уже не детском возрасте.

А при каких обстоятельствах… точно не помню, но кажется, в медленном танце. Повлияло ли это событие на мою сексуальность в последующем? Ну, конечно. Я, хоть и не была женщиной, но и перестала ощущать себя просто девчонкой.

101. __, 16 1 >> 2.

Я л о почувствовала впервые, как ни странно, еще в детском саду. Во время сончаса лежала и представляла себя с разными взрослыми мужчинами — которых видела по телевизору, которых встретила на улице и т. д. Никакого испуга не было, все воспринималось очень естественно. Единственным опасением было — чтобы об этом не узнали родители.

103. Marlen, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4.

В детстве, лет, наверное, в 7–8, со мной стали происходить странные случаи. Лето, жаркие ночи. Я ложилась спать только в трусиках. А просыпалась уже без них, совсем голая (трусики потом обнаруживались где-то среди сбившихся простыней). Я не помню, как я их снимала.

Специально я этого не делала. Никаких сексуальных ощущений у меня не было. Может быть, просто от жары.

Но реакция моей мамы была неадекватна. Она это заметила и стала каждый раз меня стыдить. Первым делом, подходя утром к моей кровати, она проверяла, в трусах я или без них. Бывало, я даже просыпалась от её ора: «Ты… такая… сякая… разэтакая… ОПЯТЬ!!!» Слова были очень нелицеприятные.

Ее подозрительность дошла до того, что она даже несколько раз тихонько приходила по ночам и резко срывала одеяло: надеялась застукать меня в момент, когда я занимаюсь чем-нибудь нехорошим. Я помню это сквозь сон, но, кажется, удача ей не улыбнулась, потому что ночью скандалов не было.

Все это действовало на меня очень сильно, причем двояким образом. Я чувствовала себя виноватой, но не понимала в чем. Очень хотела бы исправиться и снова стать «хорошей», но как? А с другой стороны, возник смутный и волнующий интерес к тому, что находится под трусиками. Все дети очень сильно реагируют на «нельзя», если не понимают, /почему/ нельзя. Из чувства противоречия хочется сделать наоборот.

И однажды, когда мама пылесосила коридор, а я сидела в комнате за закрытой дверью, я так и поступила. Из какого-то чувства протеста подошла к самой двери и осознанно, нарочно стянула трусики — нате, мол, смотрите. Если бы мама в этот момент вошла, наказание было бы ужасным. И от осознания этого низ живота перехватило, как при сильном испуге, но это чувство было вдобавок удивительно сладким и томительным. И одновременно стыдным. Настолько, что я без всяких нравоучений поняла, /почему/ меня ругали.

Я чувствовала источник, точку, откуда разливается по телу это чувство.

Оно шло именно оттуда, из письки. Но осознание этого вызвало только желание продолжать «секретные эксперименты». И с того дня для меня в неразрывной связи — обнаженность, наслаждение, риск, стыд, наказание.

112. Нэтали, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Когда я была совсем маленькой, то однажды подошла к родителям и спросила: «Откуда я взялась?». Последовал ответ: «Из капусты» — и на этом мои расспросы были закончены.

Позднее, лет в 10–11, играя с подружкой в куклы, мы начали играть по ролям — кукла-мальчик (я) и кукла-девочка (моя подруга). Она была постарше меня и говорила, что у мужчины есть палец (в моем тогдашнем представлении — на руке), который он направляет в дырочку у женщины. Да, я чувствовала удовольствие, не зная от чего — от игры, от слов… Стыда я не испытывала, она ведь тоже девочка, чего стыдиться.

Я стала тоже изучать себя с помощью своих пальцев, было интересно, неловко, но очень приятно. На мою сексуальность это повлияло только с одной стороны — я просто сама себе помогаю достичь того удовольствия, после которого мир просто переворачивается с ног на голову, потому что никто не знает так хорошо свое тело, как ты сам!

117. Ирэна, 18 < 1 >.

В 13 лет я обнаружила в шкафу у матери вибратор. До этого события я интересовалась сексом постольку-поскольку (в основном собирала фотографии актеров и постеры «мальчуковых» групп). А тут… Я практически увидела мужской член. Меня это потрясло. Назначение этого предмета я поняла сразу (была уже не маленькая). Чувство поначалу возникло очень неприятное: моя мама — и /таким/ занимается!

Хотя мы с ней жили одни, но тогда я не понимала, что одинокой женщине тоже нужна разрядка. Не знаю, о чем она думала, когда оставляла в шкафу эту штуку. Что дети не лазают по шкафам? Или сделала это нарочно? Но с какой целью?

Когда я в первый раз выкопала /это/ из-под груды белья, то почти сразу же зарыла обратно, красная от смущения. Но вещь не давала мне покоя.

После того, как мое смущение и негодование улеглись, проснулся интерес.

Я много раз в последующие дни залезала в шкаф и проверяла, на месте ли он. А однажды, наконец, взяла его в руки и стала тщательно изучать.

Меня эта вещь необъяснимо волновала и притягивала — и смущала в то же время. От этого возникало щемящее чувство — наверное, вот это самое первое сексуальное ощущение. Несмотря на отталкивающий вид этого предмета, меня почему-то тянуло эту штуку погладить. Когда я, наконец, смогла сделать это, то неожиданно передо мной возник образ одного из «Иванушек» (безумно глупо звучит, но это правда).

…Я провела немало дней и часов за изучением, и с каждым разом мне это нравилось все больше и больше. Я даже рискнула нажать на кнопку — почувствовала вибрацию и услышала сильное гудение. Этот звук я часто слышала раньше — за дверью ванной, когда мама уходила мыться. Только не задумывалась о его природе. Теперь же, когда я слышала этот звук из-за двери, то сердце мое уходило в пятки и я задыхалась от волнения, поскольку /знала/, что сейчас происходит в ванной и мысленно представляла себе, /как/ это происходит. При этом чувство было довольно неприятным. Я как будто ревновала этот вибратор!:-) Или маму… Не знаю.

Несмотря на массу колебаний, все же наступил день, когда я решилась попробовать сама. Откровенно говоря, мне уже хотелось попробовать. В первый раз я сделала это, сидя на мягком стуле, не снимая трусиков, просто прижав конец прибора писой к стулу. Включив вибратор, я не сразу почувствовала удовольствие, но через несколько минут пошли волны наслаждения, которые меня поначалу испугали. Я выключила и несколько дней даже не рисковала прикоснуться к прибору.

Но потом не выдержала и снова провела эксперимент… И «продержалась» дольше… Потом был эксперимент без трусиков. Потом были другие эксперименты — стоя, лежа — по-всякому… Скоро я уже обращалась с этим предметом без всякого стеснения, научилась добавлять к вибрации дополнительный ритм. Какое-то время я не переходила определенной границы в удовольствии — меня пугало слишком стремительное нарастание чувств. Я не представляла, что находится за этой границей, и боялась.

Дойдя до определенной точки возбуждения, я выключала вибратор и давала себе передышку, а затем включала снова… Но однажды любопытство пересилило, и я решилась эту границу пересечь — что бы ни случилось… Я ощущала, что это должно чем-то закончиться. Не может же быть, чтобы чувства возрастали беспредельно? Я дала себе слово терпеть до конца — и не прогадала. За этой границей меня ожидал первый оргазм, который поначалу напутал меня до безумия и который потом тоже захотелось повторить… Почему-то у меня все развивалось так, что после первоначального испуга потом всегда тянуло на повтор.:-)

Года три мы с мамой делили этого «любовника» на двоих. Но ни разу я не дала ей повода в чем-то меня заподозрить. Я даже подумывала — уж не лишиться ли мне девственности с помощью этого «механического друга» (были состояния, когда в преддверии оргазма наступало неудержимое желание продвинуть его внутрь). По тут подвернулся симпатичный молодой человек, который взял на себя этот труд.:-) В общем-то, этот молодой человек и освободил меня от «виброзависимости».

Он оказался очень умелым любовником, а во мне (благодаря трехлетнему опыту самостоятельных сексуальных экспериментов) нашел восприимчивую и заинтересованную ученицу и научил меня стольким интересным вещам, что живой секс затмил прежние удовольствия…

Но я считаю, что этот мой первый сексуальный опыт оказал большое и положительное влияние. Не будь такого опыта, не будь у меня предварительных знаний в области секса, умения и желания достигать оргазма, кто знает, смогла ли бы я с моим осторожным характером так легко адаптироваться к нормальной сексуальной жизни и чувствовать себя счастливой. Такой, как сейчас.:-)

118. akvamurinchik. 21 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В 16 лет я впервые поняла, что такое влечение и возникновение сексуального желания, потому что рядом был любимый мною до безумия человек. Мне ужасно хотелось попробовать с ним, так сказать, взрослой жизни. Я даже не могу припомнить сейчас всего того, что я испытывала, потому что прошло уже немало времени.

Наверное, был стыд, некий испуг тоже имел место, а вообще-то основным было невероятное желание узнать, что же /это/ такое — подробнее и как можно скорее.

121. Стрелка, 19 1 >> 3 >> 4.

В возрасте 10 лет родители отправили меня на каникулы к моей двоюродной сестре Гале. Их семья жила в небольшом городке на юге России. Сестра была старше меня на год и отношения поначалу не складывались. Я познакомилась постепенно со всеми ее друзьями и подружками, но держалась от них в стороне, сама по себе.

Меня обижало, что у них есть какие-то свои интересы. Иной раз они всей компанией срывались с места и убегали куда-то, даже и не думая пригласить меня с собой. Эту ситуацию заметила тетя Таня, Галкина мама, начала стыдить и приказала, чтобы та уделяла мне больше внимания. Знала бы она…

На следующий день, когда родители ушли на работу, я проснулась и увидела, что Галки нет в нашей комнате. Я пошла по квартире и обнаружила, что она сидит в комнате у родителей и смотрит телевизор.

Увидев меня, она хихикнула и сказала: «Посмотри-ка!».

Так я впервые увидела сексфильм, который Галка смотрела по видику тайком от родителей. Не сказала бы, что это произвело на меня слишком большое впечатление поначалу, но зато лед в отношениях с сестрой был сломан — мы стали связаны одной тайной. Это дало мне «пропуск» и в ее компанию. А там, оказалось… было нечто…

В те годы в стране была какая-то «сексуальная революция». По ТВ ежедневно крутили фильмы, мало отличающиеся от порнухи. А уж о том, что было на кассетах и продавалось на каждом углу, можно вообще не говорить.

Только дурак мог думать, что дети этого не видят и не интересуются увиденным. А если интересуются, то обязательно попытаются попробовать.

Так вот, эта компания была, как сказали бы сейчас, своего рода детским свингер-клубом. Собирались они на пустыре, заросшем бурьяном в рост взрослого человека. Действие начиналось с того, что тот, кто сумел увидеть накануне «свежий» сексфильм или часть фильма, начинал рассказывать его сюжет, смакуя детали постельных сцен.

От рассказа вся компания потихоньку возбуждалась. Нередко было так, что фильм видели сразу несколько человек. Тогда те, кто видел, начинали демонстрировать это остальным… Разыгрывалась настоящая любовная сцена с постепенным раздеванием, поцелуями, взаимными ласками — и, наконец, с совокуплением. От этого зрелища окончательно «заводились» остальные, каждый выбирал себе пару и повторял вслед за первыми. В результате на пустыре в скором времени стояло и лежало 4–5 совокупляющихся пар.

Единственное, чем это отличалось от настоящего секса, это тем, что половой акт только имитировался тесным соприкосновением половых органов и трением без проникновения. Оральный же секс был обычным делом. Когда я впервые была допущена на этот пустырь, тогда я и почувствовала свои первые сексуальные ощущения — земля просто стала уходить у меня из-под ног.

Это было совсем не то, что смотреть фильм со взрослыми дядьками и тетками. Это было нечто такое, от чего перехватывало дыхание, и я не знала, за что хвататься — за живот или за голову. Заводилами в этой компании были один из старших мальчиков и моя сестра Галка. В первый раз они стали разыгрывать сцену соблазнения мужчины женщиной из фильма, который мы с ней смотрели. Я была потрясена, увидев, как Галка постепенно раздевается догола на виду у всех, расстегивает мальчику брюки, снимает их, трогает и гладит его, а мальчик гордо выставляет перед всеми свое окрепшее «достоинство»…

Поначалу я не принимала участия в этих играх (все таки считалась новенькой), да и для самой это еще был шок. Но, надо сказать, такие вещи очень затягивают, и к третьему разу, я уже мечтала, чтобы меня выбрали.

Когда почувствовала, как сзади ко мне прижался один из мальчиков, то откинулась назад, обвила руками его шею и стала целовать… В это время другой мальчик, оставшийся без пары, подошел спереди и снял с меня трусики.

Затем оба стали снимать остальную одежду, потом разделись сами и прижались- один спереди, другой сзади…. Они ритмично терлись о меня своими телами, и это было очень приятно. Через несколько дней я уже «перепробовала» всех мальчиков и вошла во вкус. Скоро я уже сама смогла раздеть одного из них и, встав перед ним на колени, сделала ему минет.

Вместе с Галкой мы несколько раз изображали лесбийские сцены. Странно, но «на публике» это меня не заводило. А вот когда мы с ней приходили домой и оставались наедине, то неожиданно набрасывались друг на друга и мучили друг друга ласками…

Вернулась я домой совсем другим человеком — уже не ребенком… А через несколько месяцев мама вдруг стала меня допрашивать, сильно ли я дружила с Галкой, ходила ли я куда с ней… По этим вопросам я поняла, что случилось что-то неладное и компанию, видимо, «накрыли». Конечно, я сообразила от всего отпереться. Но на каникулы меня больше туда не посылали и сестру свою я с тех пор ни разу в жизни не видела…

Думаю, это оказало очень сильное влияние на мою сексуальность. Я замечаю за собой тягу к групповому сексу. Реально такие возможности выпадали не часто, но всякий раз, когда ситуация развивалась в этом направлении, я неосознанно (развязностью, кокетством) как бы нарочно подталкивала тех, кто был рядом, к этой мысли…

122. Штучка, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

В 13 лет я, случайно заглянув в ванную комнату, увидела член моего отца, который мылся под душем. Когда я, охнув, быстро закрыла дверь, то покраснела, но улыбнулась… В эту же ночь мне приснился сон — как я облизываю член отца…

125. Катик, 28 1 >> 3 >> 4 >> 5.

Это случилось в 15 лет. Летом того года у меня начались месячные. И еще — совершенно неожиданно как одна из лучших учениц своего класса получила приглашение поехать в США. Там, помню, на дискотеке я позволила себе расслабиться (просто какие-то зажимы, видимо, исчезли в отдалении от родины, родителей).

Мне на дискотеке приглянулся мальчик-американец. И я ему тоже. Мы танцевали, веселились. Выпили немного пива. Он целовал меня в шею, и я очень возбудилась. Ему было 18 лет. Мне понравилось, но на следующий день я себя чувствовала неловко, когда за завтраком он подсел за мой столик. Все-таки, дети…:))

128. Елена, 18 1 >> 3.

Так получилось, что мои первые сексуальные эмоции оказались направленными не на мужской пол. Дело в том, что у меня есть брат (старше меня на 4 года), поэтому анатомию мужчин я с детства воспринимала как что-то само собой разумеющееся.

В те годы мы жили в страшной бедности, снимали квартиры, спать приходилось иногда всем вместе. В квартирах часто не было воды, а когда ее включали, мама старалась поскорее вымыть нас, детей. Поэтому мылись мы чаще всего вместе с братом, спали вместе на одном матрасе.

Разумеется, я видела все подробности, но они меня не волновали. Просто — мужчины «такие», а женщины — «такие».

Когда мне было лет 10, мы переехали на очередную квартиру. Вода там шла постоянно, поэтому мыться мы стали все порознь. Правда, душ был сломан — висел только шланг, из которого сильной струей хлестала вода. И вот однажды, когда я мылась, этот сильный поток попал мне в промежность и, видимо, точно угодил в чувствительное место. Меня как будто подбросило пружиной — от неожиданности поначалу я испугалась новых чувств, которые возникли из ниоткуда и не хотели уходить.

Но эти ощущения были и пугающими, и приятными одновременно, поэтому, когда испуг прошел, я захотела повторить опыт. Это удалось не сразу и не в тот же самый день, а только тогда, когда до меня дошло, что просто поливать пису снаружи водой недостаточно. Источник удовольствия оказался скрыт глубже, но в конечном итоге я разобралась и получила нужный результат, раскрыв двумя пальцами губки.

С тех пор для меня в ванной началась особая жизнь. Я стала бегать туда каждый день и засиживалась подолгу, проводя своп эксперименты. Я обнаружила, что гораздо приятнее сочетать напор струп с ритмичными движениями пальца. Можно было нацелить струю в «заветное местечко» и плотно зажать шланг ногами. Не менее приятно оказалось раскрыть губки и вложить туда флакон из-под шампуня, а затем крепко обхватить ногами этот флакон и, взявшись за выступающий колпачок, качать его вперед-назад.

Всевозможные игрушки тоже были мной испытаны на предмет получения удовольствия. Но самым приятным для меня всегда оставался мощный напор струи. Поэтому, когда мы переехали на следующую квартиру, я первым делом свинтила головку с душа.:-)

Естественно, эти занятия приходилось скрывать и каким-то образом оправдывать свои ежедневные многочасовые «посиделки» в ванной. Я брала с собой много игрушек («играть»), потом стала брать книжку («принимаю ванну и читаю»). А сама в это время сидела в позе лотоса.:-)

Какой отпечаток это оставило? Пожалуй, то, что долгое время я не могла понять, почему всех так волнуют сексуальные отношения между мужчиной и женщиной. Девчонки шептались, что это «та-а-акое удовольствие»… А я не могла сообразить, зачем нужен мужчина. Я представляла себе своего старшего брата и не понимала, что в нем (или в другом мужчине) может быть такого, что дало бы мне еще большее удовольствие.

129. Ksenia, 15 1 >> 6.

В раннем возрасте я была шаловливой и взбалмошной девчонкой. Я легко находила общий язык со всеми новыми знакомыми, и поэтому у меня было много друзей и подружек. Однажды мы с мамой пошли в гости к ее бывшей однокласснице, у которой были две дочки. Одна была старше меня, другая ровесница. Мне тогда было около 8 лет.

В то время, пока наши мамки попивали чаек, я уже вовсю играла с новыми знакомыми. И в один момент, когда младшая девочка вышла, старшая подозвала меня пальчиком и начала снимать майку. Я не поняла, зачем она это делает. Она встала к стене и начала тереться о нее, засунув руку в трусики. Я чувствовала, что ей приятно, и ощутила, как по моему телу прошла странная дрожь.

Затем она попросила потрогать ее уже довольно сформировавшуюся грудь. Я стала тянуться рукой и в момент прикосновения ощутила некий трепет под животом. Она сунула свою руку мне под кофту и стала ласкать и гладить меня. Во время этого она рассказывала мне об особенностях противоположного пола, о том, зачем нужна щелка между ног, и о том, как все это можно связать.

Я чувствовала себя глупо, но было чертовски приятно, когда ее рука спускалась все ниже и ниже. Когда мы вышли из комнаты, я почувствовала себя довольно странно, как-то по-другому — как будто я стала взрослее.

133. Lola, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Не знаю, насколько сексуальным было это чувство. Скорее, это было первое ощущение, связанное с разницей полов. Лет в 5 я случайно зашла в ванную, когда там был отец.

Он сидел по шею в воде и контуры его тела едва просматривались. Но у меня неожиданно возникло особое состояние. Это было смущение, но в смеси еще с чем-то. Раньше я вообще не обращала внимания на обнаженность тел, а тут сам факт того, что отец там, под водой, — голый — вызвал какие-то новые чувства. /От смущения я начала хихикать, «выделываться», но при этом уходить мне совсем не хотелось./ Вместо того чтобы уйти, я цеплялась за какие-то флакончики, баночки, разглядывала их, в общем, делала все, чтобы еще подольше задержаться в ванной.

138. Китти, 21 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Первое воспоминание относится годам к 6. Детский сад, пятидневка. Раз в неделю — банный день. Мальчиков и девочек мыли отдельно. Может быть, это и вызвало интерес. Все остальное мы делали вместе — ели, спали, переодевались, ходили на горшок. А тут — почему-то отдельно.

Это создавало атмосферу нездорового любопытства, на эту тему среди нас ходило множество разговоров и все с оттенком некоторой сальности (в детском варианте, конечно). Что происходит во время купаний у нас, девочек, — нам было понятно (ничего необычного). Но вот что происходит у мальчишек? Наверное, что-то особенное, раз вместе не разрешают. И мальчишки, видимо, думали так же о нас.

И вот, в один из дней, когда мальчиков увели купаться, в игровую комнату вбежала моя лучшая подруга и в страшном волнении потащила меня за собой.

Она была настолько возбуждена, что ее волнение передалось мне.

Мы прибежали в темную бельевую кладовку, которая граничила с ванной комнатой. Подруга показала мне на окошко, которое светилось под потолком. Оно было из прозрачного стекла и через него можно было заглянуть в ванную. Но главное — вся кладовка почти до самого потолка была завалена тюками с грязным бельем. По ним легко можно было вскарабкаться наверх — к светящемуся окошку.

Мы лишь переглянулись — и решение было принято моментально. Такой шанс узнать /тайну/ нельзя было упустить. /Живот начал сжиматься, еще когда мы ползли наверх — видимо, от того, что делаем «запретное»./ И совсем его скрутило, когда я осторожно, прячась, заглянула внутрь. Собственно, ничего сногсшибательного там не было. Все знакомые мальчишки из нашей группы. Так же, как обычно, они шалили и толкались. Но все они при этом были /голые/.

Я не знаю, почему раньше вид отдельного мальчика меня оставлял равнодушной, а зрелище этой голой ватаги взволновало необычайно. Может быть, обстановка опасности повлияла. А может, просто пора пришла. Я видела, что мою подружку это зрелище волновало ничуть не меньше. Мы постоянно переглядывались и нервно хихикали. Давясь от смеха, подружка прошептала: «Смотри… письки!». Тут я волей-неволей обратила особо пристальное внимание на эти немаловажные детали.:-) И от этого захватило дух и в паху засвербило как-то уж совсем невыносимо…

Я не выдержала новых ощущений и скатилась вниз по тюкам, а следом за мной и подружка. Было немного стыдно, но в большей степени — приятно и волнительно. Стало понятно, что, хотя /тайны/ особой не было, но причины для раздельного купания действительно имелись… Пришло осознание разницы полов.

Влияние? Проснулся «особый» интерес к мужскому полу. С тех пор, если мальчик вызывал у меня интерес, то этот интерес был непременно с «оттенком». Очень часто я представляла себе понравившегося мальчика голым, и снова становилось стыдно и приятно. Эти мысли сами приходили в голову и только по отношению к тем, кто нравился. А кто не нравился, тот так одетым и ходил.:-)

139. ewe, 21 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Первые сексуальные ощущения я испытала в 19 лет, когда парень, с которым я встречалась уже 2,5 месяца, осмелился положить мне руку на грудь.

Первой реакцией было отбросить эту руку. Да, я была достаточно скованной в этом плане девушкой, хотя поклонники были всегда.

Потом мы поговорили на тему секса, я была предельно откровенна с ним, так как он мне очень нравился. Видели бы вы его удивление, когда он понял, что я не кокетничаю, а действительно девственница, а о сексе и ласках имею в основном теоретическое представление. Это тем более странно, потому что в Израиле, где мы живем, молодежь настолько развращена, что до 19 лет девственницами доживают редко.

140. Destiny, 20 < 1 >.

Несколько раз заходила на вашу страничку, но так и не решалась написать.

А, впрочем, может, и писать-то не о чем?

Мне 20 лет, но я до сих пор девственница. Точнее, у меня ни разу не было физического контакта с мужчиной. А в остальном я давно себя девственницей не считаю: сотни раз фантазировала на тему. В первый раз настолько глубоко переживала это, что ощущала все очень реально, будто придуманное происходит на самом деле.

Все началось в раннем возрасте, еще до начала менструаций. Однажды, плескаясь в ванне, приложила ситечко душа к промежности. Ощущения мне понравились, но потом возникло острое, щемящее чувство, вызывающее легкое головокружение, переворачивающее внутренние органы и будто перекрывающее доступ кислорода.

Это был не оргазм, нет. Я просто не смогла вытерпеть переполняющих меня, таких новых и пугающих, щекочущих и доставляющих непонятное удовольствие ощущений. От испуга я отстранила душ. А вторая попытка в тот раз уже не удалась.

Потом я на какое-то время оставила эту затею, но ничего не забыла. Позже я стала постоянно экспериментировать в душе со струей воды, доставляя себе невыносимые, но прекрасные наслаждения, научилась доходить до оргазма, лаская себя рукой.

Я не берегу себя до свадьбы, но решиться на близость не могу. Многое было — и меня ласкали, и я ласкала — только вот настоящего секса до сих пор не было. Все еще впереди.

141. Аля, 30 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 6.

Мне года 4–5. Место — не помню. То ли море, то ли речка. Одним словом, пляж. Очень жарко, мама раздела меня догола, и я сижу на корточках, играю в песочек.

Неожиданно замечаю, что рядом со мной сидит мальчишка постарше и пристально смотрит. Но не в лицо, а между моих раздвинутых ног. Я дружелюбно ему улыбаюсь, но он как будто не видит. С недоумением начинаю сама глядеть себе между ног — там все в порядке, ничего особенного.

Начинаю чувствовать себя неловко и поворачиваюсь к нему боком. Но он опять заходит спереди и пялится. Я уже с раздражением поворачиваюсь спиной, но он мгновенно оказывается тут как тут. Чувство неловкости усиливается — что же у меня такое особенное там?

Взгляд мальчишки такой жадный и пристальный, что я ощущаю его как прикосновение. И это «прикосновение» вызывает совсем другие впечатления, чем прежде (раньше я от прикосновений к этому месту чувствовала только щекотку).

Ситуацию увидела мама и начала гнать мальчишку. Реакция ее необычно резкая, раньше я маму в таком раздражении не видела. И это только добавляет мне новых эмоций — кажется, и в самом деле происходит что-то не то. Однако мальчишка не уходит, все кружит и кружит вокруг нас, как назойливая муха.

Нервы у мамы не выдерживают, она приказывает мне надеть трусы. И тут я понимаю, что дело именно в том, что находится в трусах. Дело в писе. Она должна быть прикрыта, и мальчикам туда смотреть нельзя. И писа вдруг отзывается на это понимание сладким зудом…

142. Синди, 28 1 >> 2.

Жуткую бурю эмоций в моей неокрепшей девичьей душе вызвал презерватив, который попал ко мне в руки лет в 11. Всего одна штука, запечатанная в пачку.

Нашла я его в подъезде. То, что это именно презерватив, было написано на упаковке латинскими буквами. А назначение такого предмета мне было хорошо известно по рассказам подруг. И способ применения тоже.

Но это было нечто иное, нежели рассказы. Я держала в руках первый в своей жизни вещественный предмет, связанный с сексом. Реальный предмет — вот в чем была загвоздка. Глядя на эту штуковину, я отчетливо могла вообразить себе другую «штуковину», которая, по замыслу доктора Кондома, должна была находиться внутри.

Нетрудно было оценить ее диаметр и длину. А с учетом растяжимости резины размеры получались впечатляющими… Удалившись ото всех, я детально исследовала эту штуку в ванной. Развернула, наполнила теплой водой.

Получилась этакая вяленькая колбаска с пимпочкой на конце (назначение пимпочки стало понятным много позже, а тогда я приписала ее наличие специфике мужской анатомии:))).

Откровенно говоря, трудно было удержаться от того, чтобы не примерить эту «колбаску» к себе… И я примерила… Приставила к нужному месту и прихватила ногами. И немедленно в сознании возник некий /он/. Вот тогда-то меня и «проняло»… Наполненная теплой водой, эта штучка, как живая, трепетала между ногами и нежно щекотала кое-что…

При сжатии ног «пимпочка» слегка напрягалась и выдавалась вперед, так и норовя забраться между губок внутрь… В общем, воображение заработало, в голове замелькали картинки… Жаль, что потом все пришлось спустить в унитаз — хранить такую вещь мне было невозможно (в этом я уже тогда отдавала себе трезвый отчет).

О влиянии ничего сказать не могу. Скорее, этот случай просто запомнился, поскольку это было действительно первое посетившее меня сексуальное ощущение. А использовать презервативы по их настоящему назначению мне совсем не нравится.:)

143. Vendy, 32 < 1 >.

Наша семья жила в городке при военном училище. Территория городка захватывала большой массив леса. Хотя в городке была отличная спортплощадка, курсанты соорудили в лесу для себя самодельные турники, «качалки», поляны для игры в футбол и волейбол.

Вообще в этом лесу много чего случалось (и со мной потом тоже:-)), а тогда мы, детишки, бегали туда гулять и играть. И вот, когда мне было примерно 12 лет, я ранним утром пошла в этот лес за опятами и увидела совершенно голого курсанта!!

Поднявшись раньше всех в казарме, он активно занимался самостоятельной физподготовкой — навинчивал бегом круги вокруг футбольной площадки, а потом стал подтягиваться и кувыркаться на турнике. Конец сентября, холодно, а он мускулистый, горячий (только что пар не идет!) — и /голый/! Ничего себе зрелище для девочки-подростка.;-)

Я стояла в кустах, и он меня не видел. Но я видела — /все/!! Ни одной детали не упустила!! Все, что болталось при «подъеме переворогом», разглядела!!:-)) Но, если без шуток, то впечатлило не /это/.

Меня поразила красота мужского тела. Пропорции, рельеф мускулатуры, исходящая от него специфическая мужская мощь, энергия… Этот парень не зря занимался спортом!

А ощущение было вот такое… нечто вроде благоговения и священного трепета… восхищения… восторга… И — никакого стыда!

144. Johanna. 20 < 1 >.

Помню такую ситуацию, когда мне было лет 5 или 6.

Моя старшая сестра училась в классе, наверное, десятом и у нее уже был парень. Ну, тогда я не очень понимала сущность этих взаимоотношений.

Считалось, что они вместе «занимаются», т. е. делают уроки или готовятся к экзаменам. Мама моя, видимо, опасалась, что эти занятия перерастут во что-нибудь другое (сразу скажу, как в воду глядела). Поэтому, когда приходил парень, она все время отправляла меня играть в комнату сестры, чтобы те занимались «под присмотром».

Но сестра была хитрее и всегда имела для меня в запасе какой-нибудь «спикере». Взятка давалась в том случае, когда они «уставали заниматься» и садились «отдыхать». Меня просили последить, чтобы им никто не мешал, для чего отправляли к двери слушать шаги в коридоре. Парень садился на диван, а сестра клала голову к нему на колени в каком-то странном положении лицом вниз. Так они минут 15–20 «отдыхали», причем голова сестры в это время ритмично двигалась, а парень дергался и шумно дышал.

Я в это время стояла на стреме и добросовестно берегла их покой.

Слушая шаги, я от нечего делать иногда посматривала на них. И однажды, когда они устраивались, заметила некий странный предмет, который сестра неуклюже попыталась скрыть от моего взгляда. Тем самым она мгновенно возбудила мое любопытство. Я тут же подбежала к ним и с дотошностью, свойственной детям, потребовала показать, что они там делают. (Ишь, придумали, что-то от меня прятать!) Сестра мялась, а парень откровенно ржал.

Видя, что от меня не отвязаться, сестра, наконец, придумала: «Делаем слоника». Это был неудачный ход — естественно, я заинтересовалась еще сильнее (как же — слоник!). После 20 минут приставаний «покажите слоника» они, наконец, сдались Мне было велено встать у двери, сестра подвела своего дружка ближе ко мне и вытащила из брюк «хобот» Потом встала перед ним на колени и обхватила кончик губами. Скоро я увидела, как «хобот» стал увеличиваться в размерах.

Сестра оторвалась от своего занятия и спросила меня: «Ну, что, поняла'?»

Я кивнула головой в недоумении. Никакого впечатления на меня этот фокус не произвел. Забавно, я долгое время была в уверенности, что сестра надувала эту штуку ртом — так, как надувают воздушный шарик. Но по сравнению с настоящим шариком результат казался мизерным. Они пересели на диван и продолжили дело. Я больше не встревала. Занятие это казалось странным, особенно секретность вокруг него, но если людям нравится… а при этом дают шоколадку… пусть… После этого они перестали от меня прятаться и делали своего «слоника» при каждой встрече.

И вот однажды произошло то, что по-настоящему произвело на меня впечатление. Обычно я даже не смотрела на них с той поры, как мне все показали, — неинтересно. Стояла у двери, прислушиваясь к звукам из коридора, и жевала свою конфету. А тут услышала с их стороны какой-то необычный шорох и обернулась. Сестра моя лежала на диване на животе, положив руки и голову на валик, при этом юбка ее была завернута на спину и у нее была совершенно голая попка! Парень стоял сзади на коленях, брюки были расстегнуты и «хобот» торчал во всей красе.

От этого зрелища у меня внезапно пересохло во рту и поползли мурашки по всему телу. Потом он быстро лег на сестру, немного повозился и стал «толкать» ее сзади. Я бросилась было к сестре (мне показалось, что надо ее защитить), но остановилась, увидев выражение ее лица. Оно не было испуганным, на нем была смесь какой-то лихой бесшабашности и в то же время непонятной мне муки. Она умоляюще смотрела на меня и поднесла палец ко рту: молчи! И чем активнее ее «пихал» сзади парень, тем явственнее становилось выражение мучения — закатывались глаза, губы вытягивались трубочкой…

Но при этом было понятно, что защищать ее не нужно. Очень похожее выражение было на лице и у парня — он мучился так же, как и она, закатив глаза и тяжело дыша. Они делали «нечто», нужное им обоим, очень боялись, но не могли этого не делать. Казалось, ими управляет какая-то внешняя, не подвластная разуму, сила.

Это их состояние внезапно передалось мне — к миллионам мурашек добавилась тянущая сладкая боль внизу. Я не знала, что делать, металась от двери к дивану, хваталась за живот и умоляла их: «Не надо, не надо…»

А потом, не отдавая себе отчета, как будто мной тоже кто-то управлял, вдруг бросилась к дивану, легла рядом с сестрой, сняла трусики и задрала юбку… Как будто таким вот способом пыталась ей помочь, разделить ее участь… Но они не обращали на меня внимания.

Когда у них все кончилось, я стала плакать… Выбежала из комнаты, помчалась к маме, но опомнилась и никому ничего не сказала… Сестра потом ходила, как побитая собака, озираясь на меня и на маму, но, поняв, что я ее не выдала, успокоилась. Даже задобрила меня очередным гостинцем.

Больше таких экспериментов они при мне не проводили.

Повлияло ли это на мою сексуальность? Трудно сказать. Впрямую, наверное, нет. Но до сих пор образ одетой женщины, лежащей на животе с голой попой — одна из моих излюбленных эротических фантазий. Если я вижу нечто подобное в кино, то «завожусь» до состояния, близкого к оргазму.

А однажды и впрямь испытала оргазм, будучи еще девственницей — когда к моей соседке по институтскому общежитию пришел парень и они занялись сексом, думая, что я уснула.

В то же время, я на этом вовсе не зациклена — моя сексуальная жизнь интересна и разнообразна…

146. Алиса, 34 1 >> 6.

Это было в один из дней январских каникул в 9-м классе. Мальчик, которого я знала уже лет пять, приходил ко мне домой сразу после школы, когда родители были на работе. Мы забирались с ним на кровать, прижимались спинами к стеночке и болтали, болтали. Он рассказывал мне обо всех мыслимых и немыслимых мушкетерах, о книгах Мопассана и об «Анжелике».

Он не прикасался и не ласкал меня, только я с каждым днем ощущала, как растворяюсь в нем и в его романтизме. И вот, как обычно, в 16 часов мы стали прощаться в нашей маленькой прихожей. Артем надел большой мохнатый полушубок из искусственного меха (тогда только появилась эта роскошь), хотел застегнуть пуговицы, потом на минуту задумался, взял меня нежно, но настойчиво, за плечи и уверенно притянул к себе.

Я почувствовала, как стало уютно в его объятиях, голова закружилась, руки похолодели. Мой добрый мальчик неторопливо смотрел мне в глаза, тянулась вечность. Затем Артем, удостоверившись, что я этого тоже и жду и боюсь, стал целовать меня. Мне же казалось, что земля уходит из-под ног. А когда он ушел, я подошла к зеркалу и вглядывалась в ту — новую — девочку. У этой девочки теперь была тайна — она была влюблена…

С тех пор девочка выросла, но всех своих мужчин она выбирала для себя только по поцелую. А однажды снова встретила Артема — уже взрослым мужчиной лет 30. И поняла, как ей не хватало его всю жизнь, как хотелось просто лечь с ним в постель и отдаться по-бесстыдному. Испытать его страсть и показать, что девочка превратилась в страстную женщину, которая благодарна ему за те поцелуи…

Но рядом был муж, очень проницательный человек, который с полувзгляда догадался обо всем, что творилось в моей душе. Дома был скандал.

147. veronika, 25 < 1 >.

Я жила в небольшой семье, мама жила с отчимом. Бывало, они часто выпивали и ругались. Так как у нас было две квартиры, мама во время ссор уходила на другую квартиру. Мы, дети, обычно в это время спали.

Как-то в одну из таких ночей случилось вот что: я проснулась от того, что мне ужасно приятно. Кто-то нежно ласкал меня между ног. В это время мне было всего 13 лет, и, естественно, я была девочкой. Проснувшись, я не подала виду — до того было приятно, и очень сильно чего-то хотелось, но чего — я не понимала.

Тут постепенно до меня стало доходить, что это делает отчим. Я растерялась и не знала, как мне поступить — ведь нравится самой эта нежность, но, с другой стороны, понимаю, что нельзя.

Это повторялось потом много раз. Он не собирался иметь меня, как я сейчас понимаю. Он наслаждался тем, что ласкал меня, а мне это нравилось и я не сопротивлялась. Когда он заканчивал, то я начинала ненавидеть его (и такое бывало не раз). Хотелось как-то прекратить это, но каждый раз я не могла отказаться от наслаждения и делала вид, что сплю. А затем опять ненавидела, но никому об этом не рассказывала.

Это случалось не так часто, но достаточно. Как-то раз, он попытался поговорить на тему секса напрямую, но я сделала вид, что не понимаю о чем речь (мол, опять напился и несет чепуху). Бывало, хотелось отдаться ему (имею в виду — «проснуться» и тоже активно поучаствовать), но я не решалась. Иногда он почему-то спрашивал — не болит ли у меня низ живота.

В ответ я говорила — какое твое дело до моего живота. В те ночи он почему-то тихо шептал, и я слышала (хотя делала вид, что сплю), что у меня между ног — золото, что я должна беречь себя и т. п.

В 14 лет я начала серьезно одумываться об этих «отношениях» и сказала себе: хватит.

Я его ненавижу, но почему-то иногда вижу это во сне… Мне стыдно за те времена, однако я рада, что отчим сдерживал себя и, главное, что не случилось непоправимое.

Сейчас у меня есть парень (уже не первый, а третий), он очень темпераментный и часто хочет секса, но я не такая девушка, чтобы в месяц 10 или 20 раз бывать с ним. Поэтому обычно веду себя холодно, чтобы он чересчур не возбуждался. Если честно, то мне вполне хватит одного или двух раз в месяц — вот это действительно секс.

А еще в постели я иногда говорю: «Давай я сделаю вид, что сплю, а ты в это время поласкай меня — потихоньку, чтобы я не проснулась…» И это — самое сладкое…

Спасибо за внимание. Вы первые, кому я об этом рассказала.

148. Роза, 18 < 1 >.

Сексуальные ощущения я узнала позже, чем лишилась девственности. В 14 лет меня и мою подругу изнасиловали. Все случилось из-за нашей глупости.

Мы тогда почувствовали себя взрослыми, начали заигрывать с парнями и за это поплатились. Нам нравилось общаться с ними, смотреть, как они заводятся из-за нас и чуть ли не дерутся из-за нашего внимания. А потом мы находили возможность тихо «слинять».

Однажды нам попалась компания крутых, а мы изображали из себя все повидавших и здорово их завели. Мы выпивали с ними в парке, в шашлычной и рассчитывали, как обычно, пококетничать и улизнуть. Но в тот раз не получилось. Обычно мы говорили, что нам надо отойти пописать в кусты, парни проявляли деликатность, а мы в это время сматывались. А тут за нами сразу увязались 4 или 5 парней под предлогом того, что в парке темно и они должны нас охранять.

Мы пытались от них отделаться, говорили, что при них не можем. Отходили все дальше, а они не отставали. И в самом глухом месте они к нам пристали уже конкретно. Мы пытались их уговорить, образумить, говорили, что мы девственницы и несовершеннолетние. Но они были пьяны и только сильнее разозлились. Сказали, что за базар надо отвечать.

Что было дальше, я рассказывать не буду. Это было как в страшном сне.

Каждый из них сделал все, что захотел, и не один раз. Я с того времени просто шарахалась от всех парней, даже говорить ни с кем не могла, не то что кокетничать. И никаких сексуальных чувств у меня не просыпалось.

Наоборот, если что-то подобное вдруг всплывало, то тут же с этим ассоциировались сцены в парке, и я гнала от себя такие мысли.

Но на 16-летие мне подарили компьютер, и я нашла для себя «отдушину» в Интернете. Я стала общаться в чатах, поставила себе Аську и Одиго. В Инете я совсем не такая, как в жизни. Не видя собеседника, я снова могу кокетничать, вольно шутить на сексуальные темы, заводить отношения с мужчинами. Я знаю, что никогда не встречусь с ними лицом к лицу, поэтому могу делать все что хочу.

В одном из любовных чатов случилась такая история. Зашел парень, который стал рассказывать, что именно в данный момент он имеет женщину. С самого начала он рассказывал все в мельчайших подробностях: вот он голый сидит в кресле, вот к нему подходит его подруга и начинает делать минет, вот она оттягивает его член и садится сверху, и т. д. А он в это время посылает сообщения в чат.

Не знаю, почему, но от этого я впервые в жизни почувствовала сексуальное возбуждение. Да еще такое, что трудно стало сидеть в кресле. Было такое ощущение, что я вместе с ним и с ней переживаю эту сцену, которая происходила прямо сейчас, в реальном времени.

Они закончили свой секс, но парень из чата не вышел. Я не удержалась и послала ему приватное сообщение. Так, ни о чем, просто попросила не ругаться матом (он употреблял эти выражения, когда говорил о том, что делает). Парень ответил, извинился, сказал, что увлекся во время секса и плохо себя контролировал.

Слово за слово мы поговорили еще, потом он постучался ко мне в Одиго.

Разговоры были о сексе, он предложил мне заняться этим виртуально. Я призналась, что ничего в сексе не понимаю и как это сделать виртуально тоже не знаю. Тогда он предложил мне обучиться кое-чему на расстоянии.

Я согласилась, потому что возбуждение разгоралось все сильней. Была ночь, я закрыла дверь в спальню на замок (от родителей) и, по его просьбе, разделась. Затем он стал обучать меня технике мастурбации — что надо раздвинуть, куда поставить пальчик, какие сделать движения. Я стала повторять все за ним и ощутила, как возбуждение переходит в удовольствие. Потом я почувствовала, что стиль его сообщений изменился.

Я спросила, в чем дело, и оказалось, что мне дает советы уже его девушка, с которой он только что имел секс. Это возбудило меня еще больше. В ту ночь я не достигла оргазма, но состояние сексуального возбуждения мне безумно понравилось.

Я стала встречаться с этой парой в Одиго, и мы постоянно занимались виртуальным сексом. Особенно меня заводило, когда они начинали при мне трахаться. Похоже, им тоже для кайфа нужны были слушатели или свидетели.

Я часто испытывала оргазмы и уже не только от мастурбации. Лена (та девушка) посоветовала мне, какие бытовые предметы можно использовать в качестве фаллоимитатора.

Много раз обсуждался вопрос о том, чтобы встретиться в реале и устроить секс втроем. Но живем мы в разных городах. Может быть, когда-то это удастся. Во всяком случае, я не испытываю страха и отвращения при мыслях об этом.

149. Татьяна, 23 1 >> 3.

Как ни странно, впервые какие-то сексуальные ощущения я испытала в очень раннем детстве. Я, конечно, не осознавала, отчего это после некоторых действий (сжимания ног) мне вдруг становилось так хорошо. Один раз я рассказала об этом маме, но ее реакцию не помню. По-моему, я ее сильно озадачила.

Позже я открыла для себя весь спектр ощущений от прикосновений к своему телу. Что я при этом чувствовала? Даже не знаю. Я многого не понимала тогда и не догадывалась, чем я занимаюсь. Естественно, все приходилось скрывать от окружающих, ведь это довольно интимный процесс.

152. Алекс, 19 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

Ранее чем в 12 лет — при прочтении книги «Тысяча и одна ночь» (при описании сосания любовниками языков друг друга). Затем был явный интерес к эротическим сценам в фильмах.

Как результат — мастурбировать начала примерно с 12 лет. Сначала просто вводила различные предметы во влагалище, но примерно год спустя начала замечать какие-то приятные ощущения (при надавливании на определенные точки внутри фаллическими предметами). Так я открыла для себя таинственную точку «G». До этого испытывала лишь эмоциональное возбуждение при мысли о том, что делаю что-то запретное и манящее.

Опыт первых мастурбаций, несомненно, положительно повлиял на мою половую жизнь в дальнейшем — это помогло лучше понять себя и помочь в этом понимании партнеру.

153. Gella, 25 1 >> 2 >> 3.

Помню, был такой период лет в 10–11, когда очень сильно стали вдруг интересовать вопросы, связанные с деторождением и отношениями между полами. Информация об этом доходила от таких же, как я, детей, поэтому некоторые наши представления были, конечно, очень забавными.

Но тем не менее один из таких рассказов и вызвал во мне первые сексуальные эмоции. Одна подружка объяснила нам, всем остальным, что дети рождаются в том случае, «если мальчик пописает в девочку».

Почему-то мне необыкновенно выразительно представилась эта картина, причем так, как будто это происходит именно со мной.

Писающих мальчиков мне видеть приходилось. А теперь я представила, как мы с мальчиком стоим, сняв трусы, близко друг к другу, и он пускает свою струйку прямо мне в пису. Возникало прямо-таки физическое ощущение горячей струйки, бьющей внутрь и щекочущей мне между ног. Причем это была не обычная щекотка, от которой только хочется хихикать, а какая-то особенная, очень приятная и сладкая — от нее захватывало дух.

Несколько дней я «крутила» в голове эту картину, дополняя ее разными деталями, и с новым интересом поглядывала на знакомых мальчиков, как бы «примеряя» их к этой ситуации.

156. Ирина, 24 1 >> 2 >> 3.

Почему-то вопросы секса с детства волновали мою маленькую темноволосую кудрявую головку. Надо сказать, что в нашей семье это было запретной темой, мама со мной «об этом» никогда не говорила. Ее неудачный сексуальный опыт, в результате которого я появилась на свет, призывал рисовать секс в черных красках и предписывал сохранять девственность как можно дольше и только для Него.

Но несмотря на это в моем мозгу копошилась одна мысль: почему же люди занимаются «этим», если это так плохо и неприятно? Более того, примерно лет с 12 началось и мое половое созревание.

Сексуальность была разбужена, скорее всего, игрой в «доктора» с подругами. Мы занимались этим днем, когда родители были на работе. Чаще всего почему-то пациенткой выступала я. Наверное, потому, что подруги были взрослее. Наиболее часто мне приходилось проходить осмотр «гинеколога». Меня разглядывали, трогали руками, а иногда даже в качестве «инструмента» выступал карандаш.

Но наибольшие эротические ощущения я испытывала уже потом, лежа вечером в постели. В основном мои фантазии развивались по одному и тому же сценарию. Меня похищают, привозят в какую-то пещеру и начинают пытать (само собой разумеется, сексуально). Причем, что самое поразительное, в этих фантазиях всегда присутствовали крупные звери с большими гениталиями. Чаще всего меня насиловал слон.

Тогда, в моем детском сознании, понятия оргазма не существовало, но было очень приятное, возбужденное состояние. Мне не было стыдно, я не боялась, но получала удовольствие и никому об этом не рассказывала.

Чуть позднее я стала дополнительно ласкать себя рукой. Надо сказать также, что лет в 15 аналогичные ощущения возникали при прочтении эротических книг. Конечно же, это была запретная «Анжелика», тома которой я искала везде и проглатывала, перечитывая по нескольку раз самые пикантные сцены.

158. Малыш, 22 1 >> 3 >> 4 >> 6.

Не могу сказать, когда точно это было. Однако мне запомнился один эпизод. Мне было лет 14. Урок. В соседнем ряду сидит одноклассник, в которого я безумно влюблена. Он наклоняется завязать шнурки, и я вижу его волосы, спадающие вперед. Жгучее желание погладить его по волосам.

Следующий эпизод- около 16 лет. Журналы, фильмы, рассказы подруг и книги. Хотелось ощутить то же самое. Однажды прочла в газете о том, как женщина получала удовольствие, направляя струю воды «туда». Я попробовала — понравилось. Потом еще кое-что добавляла.

Конечно, все делалось в тайне от всех. Единственный человек, который об этом знает, — мой парень. Повлияло ли это на мою дальнейшую сексуальную жизнь? Думаю, мне это помогло не переспать «с кем попало» и развить свою чувственность. Я получаю удовольствие в полном объеме (а может быть, просто мой любимый — прекрасный любовник).

159. Евгения, 40 1 >> 4.

Первое по-настоящему серьезное сексуальное впечатление относится годам к 15. По дороге в школу и обратно мне приходилось проходить мимо небольшого городского пруда. На обратном пути я частенько задерживалась около воды — покормить уток, посмотреть, как удят рыбу, или просто посидеть после уроков на скамейке, погреться на солнышке.

Еще этот пруд был для меня интересен тем, что около него часто появлялись наши местные городские художники- рисовали натуру. Если они разрешали, я смотрела, как они работают. Как-то раз я подошла к одному из таких художников и увидела необычный рисунок. Художник не просто рисовал пруд с натуры. На его картине был изображен мрачноватый, но очень красивый лесной пейзаж с высокими елями, и в эту картину он как бы «вписывал» вот этот самый прудик. Получалась замечательная романтическая картина.

Я выразила свое восхищение и получила разрешение понаблюдать за работой.

Художник оказался доброжелательным и даже время от времени обменивался со мной дружелюбными, чуть ироничными замечаниями, хотя был очень увлечен своей работой. Закончив пейзаж, он поглядел на меня чуть насмешливо и принялся рисовать человеческую фигуру.

Через несколько минут меня бросило в жар, потому что это была фигура обнаженной женщины. Было нечто непристойное в том, что мужчина на моих глазах рисовал обнаженную женщину, но… я не могла оторвать глаз, настолько это было красиво. Купальщица на картине была совершенно раздетой, но в ней не ощущалось ни тени робости или стыда. Она не скрывала ни одной детали своего прекрасного тела, даже, наоборот, как будто гордо выставляла его напоказ.

Для меня, воспитанной очень строго, было немыслимо не стесняться своей наготы, я всегда с ужасом думала о том, что меня кто-нибудь может увидеть голой. Но в этой женщине чувствовалась такая внутренняя сила и уверенность в себе, что я впервые как будто усомнилась в своих страхах и даже… мысленно перенесла себя на ее место.

От этой мысли — что я могла бы стоять одна, обнаженная, в дремучем лесу на берегу озера и смело выставлять напоказ свою наготу — меня начало бросать то в жар, то в холод. Художник, между тем, продолжал разговаривать со мной, как ни в чем не бывало. А я почти уже не могла ему отвечать — было такое чувство, что голос мой сейчас задрожит и сорвется.

Кажется, он понимал, что со мной происходит, и тихонько веселился. Он все чаще бросал в мою сторону внимательные и очень лукавые взгляды.

Покончив с первой фигурой, он принялся за вторую. Это была совсем молодая девушка. Она тоже была обнажена, но, в отличие от первой купальщицы, явно стеснялась своей наготы. Она не прикрывала ни свою юную грудь, ни едва опушенный лобок, но, казалось, — хрустни в лесу ветка и она тотчас же прикроется, убежит, спрячется. Что-то до боли знакомое чудилось мне в этой фигуре…

И когда художник стал прорисовывать лицо, с каждым мазком становилось все более очевидным, что это… БЫЛА Я!!! Я была и возмущена нахальством живописца, и готова провалиться сквозь землю от стыда, но не могла не смотреть на /это/… Мой взгляд, как магнитом тянуло к холсту, на котором художник (мужчина!) бесцеремонно раздевал меня и выставлял напоказ — голую! И — удивительно — он почти точно угадал все интимные детали моего телосложения!

Я стояла пунцовая, с трудом хватая воздух, и почему-то только судорожно сжимала вместе ноги, как эта девочка- купальщица на картине. Художник посмотрел на меня с добродушной насмешкой, как будто наслаждаясь моим смущением… Наши взгляды встретились, и я непроизвольно поднесла руку к груди, как будто прикрывая ее… Поздно. Это был первый мужчина, который меня раздел.

Потом он улыбнулся и слегка потер пальцем невысохшую краску. Мое лицо исчезло. Осталась просто фигура. Художник стал складывать свои кисти и краски, а я поняла, что на сегодня работа закончена. Дрожащим голосом поблагодарив его, я попрощалась. Домой шла под огромным впечатлением и еще долгое время вспоминала о случившемся.

Эта история, конечно, оказала влияние на мою сексуальность. Главным результатом было даже не проявление первого сексуального чувства, а то, что пошли прахом долгие годы строгого родительского воспитания. Мои представления, как будто, перевернулись. Если раньше я гнала от себя мысли о «запретном», то теперь с удовольствием и волнением воображала себя обнаженной и находящейся рядом с мужчиной.

Наверное, то, что произошло, было к счастью. Иначе трудно представить, как бы я могла вообще начать половую жизнь с вбитыми в меня воспитанием комплексами. Непосредственного, «прямого» влияния этот случай, думаю, на меня не оказал. То есть, я не стала эксгибиционисткой. Только, возможно, однажды проявилась прямая связь — при моем первом оргазме. Значит, и эту историю тоже придется здесь рассказать.

160. Ирочка, 17 1 >> 2.

Впервые я почувствовала, что меня тянет к мужчинам, в детском саду.

Смешно? Но, на самом деле, чего мы там только не вытворяли… Помнится, был и стриптиз, и рассматривания интимных мест друг друга.

Вот тогда меня в первый раз и повлекло по-настоящему к мальчику. Не удивляйтесь, но у нас был детский оральный секс! Он, правда, заключался в том, что мы целовали друг другу интимные места, но мне было приятно.

Самое забавное, что нас за этим занятием застукала воспитательница! Я даже представить не могу, что она подумала или почувствовала… Хотя, может быть, эта сцена впоследствии преследовала ее всю жизнь в виде бурных эротических фантазий — кто знает???:-))

162. Jyl, 25 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5 >> 6.

В детсадовском возрасте мне снились эротические сны, в которых мужчины в форме рассматривали мою попку — и я просыпалась от оргазма. Я еще не знала, с чем связаны мои переживания, поэтому не могла понять (и не задумывалась), почему так происходит.

163. Жанна, 31 < 1 >.

Дело было летом, на даче. Сколько было лет, точно не помню, кажется, 11–12. У нас была девчоночья компания и одно время мы очень увлекались игрой в «детективов». Игру мы придумали сами, а заключалась она в том, что надо было незаметно следить за соседями.

Мы собирались на участке у кого-нибудь и ждали прохожих. Как только появлялся прохожий, за ним пристраивалась одна из нас и начинала слежку.

За следующим «клиентом» шла другая и так далее. Задачей было незаметно проследить передвижения своего «объекта», а потом на общем сборе рассказать об увиденном. Незатейливая игра, но она нам почему-то нравилась.

В день, о котором я хочу рассказать, мне достался «объект» — молодой парень с одной из соседних дач. Следить за ним было легко, он шел по поселку, не оборачиваясь. Но вот он вышел за забор и направился в сторону леса. Это было удивительно — в тот лесок никто не ходил, потому что грибов и ягод там не было (а зачем еще ходить в лес?). И это было очень любопытно — что за дела могут быть там у парня? Лесок этот мы знали вдоль и поперек, его можно было обежать за двадцать минут, я не боялась туда идти. Правда, найти там парня было бы непросто, но пришлось дождаться, когда он скроется, иначе я была бы обнаружена.

Следуя за ним, я быстро перебежала пространство, отделяющее поселок от леса, и принялась за поиски. Вскоре я обнаружила его по шуршанию веток — он бродил в зарослях молодых елочек, как будто искал какое-то определенное место. Я на четвереньках нырнула в те же заросли. Так было удобнее его высмотреть — снизу у елок ветки отсохли и все просматривалось довольно далеко, а он с высоты своего роста меня увидеть не мог. Я немного поползала под елками и вскоре увидела его ноги — он шел прямо на меня!

Я затаилась и, по правде говоря, даже немного испугалась. Но он остановился шагах в двух, совсем рядом, я видела его фигуру снизу до пояса. Кажется, он нашел нужное место, потому что больше никуда не стремился. Было слышно его странное нервное дыхание, и я видела, как он поминутно поглаживал себя рукой по брюкам спереди.

Потом он расстегнул молнию и брюки упали, затем он спустил плавки до колен. От увиденного я была в шоке. Сперва я подумала, что он меня обнаружил и таким образом нагло издевается (знакомые мальчишки тоже иногда на мгновение показывали кое-что, чтобы вогнать нас, девочек, в краску). Но потом я поняла, что это не так. Он был занят другим.

То, что он держал в руках, вовсе не напоминало мальчишескую «висюльку».

Эта «вещь» поразила меня не столько размерами, сколько своей мощью — агрессивным, «вздыбленным» видом. И парень обращался с этой штукой так, как будто это было отдельное от него живое существо — поглаживал, похлопывал, потряхивал. (Теперь я, кстати, понимаю, почему мужчины часто ассоциируют свой детородный орган с конем — таким же образом, наверное, хозяин поглаживает, треплет и гладит по холке своего скакуна.)

А потом началась «скачка». Рука заходила ходуном, темп все больше ускорялся, все остальное «хозяйство» тряслось в такт движениям… Парень начал тихонько стонать, охать и наконец, напрягшись, выпустил в мою сторону несколько увесистых «плевков»…

Я не могу сказать, что испытала какие-то сексуальные эмоции именно во время этого процесса. Все длилось слишком скоротечно. С самого начала я была парализована страхом, что меня могут обнаружить, а также шоком от стремительно развивающегося на моих глазах действия (аналогов которому в своей жизни я не видела).

Как стояла на коленях под елкой, так и продолжала стоять, не в силах опомниться. Только когда парень ушел, до меня стало «доходить». Не все и не сразу, но было ясно, что я столкнулась с тем самым «запретным», о чем я краем уха слышала, но о чем до сего момента не задумывалась.

Именно для совершения этого запретного действа парень ушел в лес, долго искал укромное место… Ясно было, что он не пописал, а сделал что-то другое, особенное… Потом я даже выползла из-под елки, нашла и исследовала веточкой один из «плевков». Странный вид и запах…

Обратно бежала вприпрыжку. Картина увиденного беспрерывно крутилась в голове, с языка так и рвался рассказ… Глупая, я обо всем рассказала подружкам. Конечно, хотелось похвастаться своими детективными успехами, доложить всем о случившемся со мной настоящем приключении. Да, меня выслушали с открытыми ртами, и мой рассказ имел огромный успех. В результате все захотели увидеть это своими глазами.

За парнем была организована настоящая охота и, когда он в следующий раз отправился в лесок, за ним увязалась целая орава девчонок… Естественно, он не мог не заметить такую компанию. Поэтому, просто побродил немного и ушел. А меня с тех пор некоторые стали считать врушкой, хотя я говорила чистую правду.

Безусловно, этот случай оказал на меня большое влияние. Я как будто сразу повзрослела на несколько лет. Практически ничего не зная о сексе, я теперь интуитивно понимала скрытый смысл в разговорах взрослых. Или когда парни говорили при мне грубые слова вроде «встал», «дрочить», «кончить» (думая, что я их не понимаю) — в моей голове сразу же проносились четкие ассоциации.

С того самого возраста для меня это перестало быть запретной тайной, а стало чем-то нормальным, обыденным. Мол, видели, знаем. Возможно, поэтому у меня не было больших страхов и морально-психологических проблем, когда пришлось начинать половую жизнь.

164. Мария, 17 1 >> 3 >> 5.

Вы, наверное, знаете, что в детском саду бывает тихий час. Так вот, там никого не интересует — хочет ребенок спать или нет. Я всегда была из тех, кого слова «тихий час» приводили в ужас. Что делать, когда все уснут? Именно этот вопрос постоянно крутился в моей детской голове.

Вскоре я нашла на него ответ. Я понемногу стала изучать свое тело… все ниже и ниже… Каждый раз я боялась, что меня обнаружат и будут ругать, поэтому все мои движения были очень аккуратными. Делая вид, что сплю, я тихонько снимала с себя трусики и поглаживала внизу живота. При этом я испытывала такие приятные ощущения, что не могла остановиться.

Однажды моя воспитательница решила поправить мне одеяло. Это была совсем молоденькая девушка. Когда она приподняла одеяло и увидела, что я лежу без трусиков, а мои ручки покоятся на моей писе, то посмотрела на меня с таким непониманием, что я покрылась краской стыда.

Занятий этих я не прекратила, но с тех пор осознавала, что это /очень/ плохо. Однако уже тогда я не сомневалась — /такое/ делают все!

165. Ирина, 21 1 >> 3.

Первое сексуальное переживание связано у меня с ощущением чего-то запретного и постыдного. Мне было лет 7 или 8. Мы с моим двоюродным братом играли в доктора, причем пациентом был именно он. Я помню, что меня очень волновал вид его обнаженных ягодиц, приспущенных брюк и трусов. Я понимала, что если родители увидят, чем мы занимаемся, то вряд ли похвалят нас.

Запретность и постыдность делали весь процесс еще более привлекательным.

Я много лет носила это в себе, старательно скрывая, что мне нравится смотреть или читать описание порки (но не сильной, без жестокости). Я считала это грязным — ведь я росла очень правильной девочкой. И только много лет спустя я смогла рассказать об этом любимому, который помог мне разобраться, что в этом нет ничего ужасного, а сама я вовсе не извращенка.

169. SAHARA, 18 1 >> 3.

У меня была кузина — на год младше меня. Мы вместе проводили много времени, иногда спали вместе. Однажды ночью мы придумали новую игру — лазить ручкой между ног друг у друга. Это было так захватывающе, что мы это делали каждую ночь, когда были вместе. Но хотя этот опыт можно назвать лесбийским, у меня сейчас вполне гетеросексуальная ориентация….

171. Яна, 25 1 >> 3 >> 4.

До 15 лет у меня сексуальных эмоций не возникало. А в 15 произошел вот какой случай. Дело было в конце мая перед окончанием школы.

Когда я приходила из школы и поднималась по лестнице домой, то стала замечать, что на одной из лестничных площадок постоянно дежурит соседский мальчишка (младше меня года на 1,5–2). Было видно, что при моем появлении он очень нервничает: отводит глаза, облизывает губы, странно дергается — как будто набирается духу для чего-то. Я не думала, что это может быть связано со мной, но оказалось, что так оно и есть.

Как-то раз он, наконец, решился. Я уже поднялась по ступенькам чуть выше площадки, как вдруг уловила боковым зрением стремительное движение внизу. И в тот же момент его рука скользнула сзади под юбку и вцепилась мне в промежность. Не больно, но очень крепко и плотно.

/По случаю теплой погоды я была только в трусиках, и это прикосновение оказалось очень чувствительным. Неожиданно, как будто окатили ведром воды, на меня нахлынула слабость — я не могла пошевелиться и как будто впала в столбняк./ Рефлекторно я сжалась, но от этого его рука только теснее прилипла к заветному месту и у меня от нахлынувших ощущений как будто стали подкашиваться ноги. Я ничего не могла поделать — ни ударить его, ни оттолкнуть.

А он, пользуясь счастливой возможностью, старался не терять ни секунды — пытался (быстрее, быстрее!) ощупать, потрогать все, до чего могла дотянуться его рука. Не зная, что делать, я бросила на него гневный взгляд — и увидела выражение его лица. Оно было полубезумным, отчаянным и несчастным. Такое выражение иногда можно увидеть на мордах собак — когда они вдруг ни с того ни с сего пристраиваются к ноге хозяина и начинают «любить» ее. Как будто что-то против воли заставляет их это совершать. Позже пришло на память выражение «давит сперма».

А тогда все происходило так быстро и неожиданно, что мои реакции тоже были на уровне подсознания и, возможно, оказались неадекватными. Когда я увидела это несчастное лицо, меня вдруг пронзила «бабья жалость» (не знаю, как еще можно это назвать). Гнев вдруг испарился, пришло какое-то насмешливое чувство и вместе с этим вернулось ощущение собственного тела.

Я ослабила «хватку» ног, чем он моментально воспользовался. Вторая его рука проникла под юбку спереди и встретилась с первой. Он поднялся на ступеньку ко мне вплотную и прижался передом к моей ноге, буквально оплетя мое бедро своими ногами. Руки его быстро шарили по мне спереди и сзади, жадно ощупывая лобок, промежность и попу, а сам он задергался и стал судорожно тереться о мою ногу. Точь-в-точь как собачка!

Меня это уже немного смешило, «паралич» отпустил, а прикосновения рук не были неприятными (скорее, ласковыми). Поэтому я выдержала «процедуру» до конца, а когда он отлип от меня и побежал вниз по лестнице, даже кинула вслед насмешливо: «Ну, что, доволен, герой?».

Не могу сказать, что это приключение оставило во мне очень уж большой след. Может быть, слегка облегчило мое восприятие мужчин. Для меня как-то ясно стали видны их слабости.

172. Юляшка, 18 1 >> 2 >> 3.

Мои первые сексуальные ощущения были в 16 лет, когда я начала изучать свое тело. Я много слышала об оргазме и о том, как можно его достигнуть.

И вот я решилась… Когда я начала ласкать себя, по моему телу прошла мелкая дрожь… и я ощутила желание., огромное желание… Я начала ласкать себя между ног… нежно трогала клитор… И вот мне захотелось, чтоб в меня вошли… меня желали и были во мне…

Я тогда страшно испугалась и подавила в себе желание, но в следующую ночь решила повторить. Я боялась этого нового чувства, непонятного для меня, но все равно продолжала делать это. И я достигла блаженства! Это был испуг, полное удовлетворение… но не стыд!!!:)

174. Скьява, 26 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Насколько я помню, впервые это было лет в 5, но, возможно, и раньше. Я была эмоциональным и легко возбудимым ребенком. Меня всегда притягивало то, что было в моих трусиках. Я трогала свою вагину по ночам, когда никого не было в комнате. Не могу сказать об «эротическом чувстве» — только об огромном сладком удовольствии, которое я испытывала, погружая пальчик в маленькую дырочку и быстро-быстро шевеля им там.

Я была слишком маленькой, чтобы анализировать происходящее. Знала только, что этого нельзя делать, но мне не было стыдно за мои действия.

Когда мы играли в «доктора» в подъезде, я всегда была «больным» и испытывала все то же сладкое чувство, когда снимала трусики и раздвигала половые губки руками для «осмотра». Было трепетное ощущение беспомощности.

В детском саду мы играли в какую-ту игру, где девочки продевали руки в решетку забора, делая вид, что они связанные пленницы. Мальчики выбирали «жертву» и уводили куда-нибудь. Я испытывала ярчайшие эротические ощущения, стоя «связанная» у забора. Я была беспомощной жертвой, с которой могут сделать все, что захотят. Моя маленькая вагина вся горела, игра сильно возбуждала, хотя я не отдавала себе отчета.

Становясь старше, я заметила, что больше всего меня возбуждают сцены насилия над женщиной. Я представляла себя на месте жертвы. В итоге, в сексуальных играх я часто играю роль рабыни, которую унижает, дрессирует, воспитывает строгий хозяин. Но для меня это не игра.

178. Милана, 18 1 >> 3 >> 5 >> 6.

Первые мои «эротические чувства» посетили меня лет так в 12. Мне это не качалось странным. Я довольно много уже знала о сексе из разных молодежных журналов.

В то время я была жутко влюблена в одного парня, Сашу. Он был моим ровесником, но мы даже не встречались. Тем не менее, я в мыслях и снах фантазировала о нем, причем с сильным эротическим уклоном… А как-то раз даже проснулась с дикой приятной болью в низу живота. Это было некое продолжение сна.

Мне ничуть не было страшно. Я любила Сашу и готова была на все, лишь бы он стал моим полностью. Я даже согласна была не встречаться с ним, а просто переспать. Мне жутко хотелось ему принадлежать, потому что я его любила. Эта любовь длилась 6 лет, но в эти годы он так и не стал моим парнем.

180. Мира, 26 1 >> 2 >> 3 >> 5.

Точно не помню, лет в 5–6 это было, еще до школы. Подруг-девчонок у меня не было, я играла только с мальчишками в мальчишечьи игры. Все они были старше меня на полгода-год, но получалось так, что часто я ими верховодила. Для меня тогда не существовало разницы полов, самым важным было доказать свое превосходство в играх, беготне, толкотне и пр.

Помню, куда-то мы однажды очень спешили всей компанией, но тут у кого-то возникла идея пописать, которую все подхватили. Остановились у какого-то забора, мальчишки писали, естественно, стоя, а я присела рядом.

И тут услышала в свой адрес смешки. Мальчишки оборачивались на меня и хихикали. Я решила — это потому, что я /присела/ пописать, а не встала, как они (особенностями устройства мальчиков я тогда не интересовалась).

Я была уязвлена и решила доказать, что ничем не хуже, и тоже встала.

Но когда я это сделала, то поняла, что ничего у меня не получится — обмочу все трусики. Отступать не хотелось, поэтому я решительно сняла трусики совсем, задрала юбку выше пояса, расставила пошире ноги и принялась за дело.

И тут наступило всеобщее молчание. Какое-то странное молчание. Никто больше не смеялся, лица были серьезны и напряжены, взгляды всех были устремлены в одну точку — ту, откуда выбивалась струйка. До меня стало доходить, что происходит неладное, я делаю что-то не то. Вместе с тем пришло какое-то новое, странное ощущение, от которого почему-то еще сильнее хотелось писать.

Я стояла и не могла прекратить, из последних сил выжимая какие-то капли под пристальными взглядами мальчишек. Отчего-то стало вдобавок ужасно стыдно Наконец, я справилась и торопливо оделась.

Пацаны как будто разом выдохнули, а потом стали переглядываться и снова хихикать. Я не понимала, в чем дело, и было очень обидно. На какое-то время я даже потеряла уверенность в себе и уступила лидерство в компании.

Смысла происходящего я тогда не осознала, но странные ощущения запомнились. И писать я с тех пор всегда устраивалась отдельно от всех.

186. liana, 29 1 >> 2 >> 3 >> 4 >> 5.

Мое детство прошло в мужской компании. Само по себе мужское общество с эротическими и сексуальными отношениями не ассоциировалось. Хотя изучение мужских достоинств мальчишек, поцелуи и другое баловство были, конечно. Но впечатлений не оставило.

А вот то, что можно вспомнить и чтоб от одного воспоминания почувствовать возбуждение — это было в 13 лет. Мне, наверное, повезло — я ощутила это со взрослым парнем, на 8 лет меня старше. Лето, компания, лес, костер, вино и нежные ухаживания. На самом деле — нежные, умелые, ненастойчивые, но упорные ласки и понимание моего страха. Это было супер!!!

Представьте, что вся эта идиллия происходила на фоне сумасшедших сексуальных отношений моих друзей и подруг. Как это он себя сдержал??

Ума не приложу.:-)))

188. Дина, 29 1 >> 2.

Очень смутное воспоминание из детства. 5–6 лет, дача, какие-то огороды.

Я и трое мальчишек. Мальчики снимают трусы и начинают выхваляться друг перед другом, у кого как «стоит» (у них уже стояло!). Я с ними рядом, гляжу на эти «стручки» и мне безумно хочется их потрогать.

Рука тянется самопроизвольно. Никогда ни у кого ни одну часть тела мне не хотелось потрогать. Ни нос там, ни ухо. А к /этому/ тянет, как магнитом. Я не выдерживаю и прикасаюсь к одному — ощущение непередаваемое… А он хихикает, но явно не против. Я начинаю гладить, почему-то сразу понимая, что делать это надо очень осторожно.

И чувствую, что ему нравится, да тут он и сам с удивленным придыханием говорит: «Ух ты, вот это да!». И сейчас же все остальные начинают меня просить погладить, подставляют, отталкивают друг друга… И я по очереди глажу всех. Потом в эту игру играем постоянно. Я становлюсь в этой компании самым незаменимым человеком. Кайф непередаваемый — и от ощущений и, от сознания собственной значимости.

А потом в нашей компании появляется новый мальчик — старше года на два.

Мои друзья решили подольститься к «старшему товарищу» и пригласили разделить удовольствие. Мальчик смотрит на то, чем мы занимаемся, кривится, а потом говорит в мой адрес презрительно: «Проститутка!».

Это как ушат холодной воды. Смысла слова я не понимаю, но ясно, что оно очень обидное (и, видимо, сказано по делу). Жгучий стыд и страшная обида на приятелей — зачем позвали /этого/… Я в слезах убегаю. Ссора на долгие годы…

189. Надежда, 23 < 1 >.

Первое сексуальное ощущение… Первый сексуальный опыт…. Тождественные понятия практически. Когда же это произошло? 9 лет… 10 лет… Не помню я.

Маленькая девочка, принимающая ванну, — и вдруг странные, сладостные ощущения от струи воды, направленной к низу живота… Непередаваемые ощущения, которых хотелось еще и еще… Тепло разливается по всему телу, мелкая дрожь. Так продолжается еще какое-то время… Ванна становится местом частого пребывания.

Однако все имеет свойство приедаться, хочется чего-то нового… Тогда приходит на помощь электромассажер для лица со множеством насадок.

Каждая доставляет девочке разное наслаждение… есть любимые, есть по настроению…

Затем приходит очередь пальцев. Уж они точно знают, чего хочет девочка, знают все ее чувственные местечки… Почти 10 лет продолжается эта игра…

Девочка становится женщиной, но первые радости познания собственного тела до сих пор влияют на ее восприятие мужских ласк…

Мое отношение к этому? Поначалу не было вообще никакого отношения… все воспринималось как данность. Потом как игра… Чувства стыда и неловкости не было никогда…

Занимаюсь ли я этим сейчас? ДА! При каждой удобной возможности… Способ расслабиться после рабочего дня и получить удовольствие в отсутствие мужчины… Отметила интересную вещь — мужчины очень любят смотреть, как женщина сама себя ласкает, а если она это делает умело, то просят еще и еще…

Я люблю себя и свое тело… Люблю заниматься сексом… Безумно нравится делать минет мужчине, нравится чувствовать как растет его желание, как он весь напрягается… Большего ощущения власти над мужчиной у меня никогда не возникало…

191. луна, 14 1 >> 3 >> 6.

Об отношениях между мужчиной и женщиной я начала думать довольно-таки в раннем возрасте (5–6 лет), так как была очень развитой девочкой во всех отношениях. Лет в 10 я начала мечтать о близости. Первый раз я начала мастурбировать в 11 лет.

Однажды с одним из моих близких родственников случился легкий инфаркт.

Вызвали «скорую», и все уехали в больницу. А я не очень переживала (мне до сих пор за это стыдно).

Оставшись одна, от скуки я зашла в Интернет, в приватный чат. Там я встретила человека, который сподвиг меня на разговор о сексе, потом предложил заняться виртуальным сексом. Я ему сказала, что не понимаю о чем он, а он предложил меня проинструктировать. Сделал он это умело (и, мне кажется, не без удовольствия для самого себя). А я испытала первый оргазм, это было замечательно.

Я очень этого стыдилась — мне казалось, что, когда близкому человеку плохо, мне тоже должно быть плохо. Но мне было очень хорошо.

В раздумьях я пошла к своей лучшей подруге и все ей рассказала. Она меня поддержала и уверила, что все в порядке.

Это было мое первое сексуальное приключение.

192. Зайчонок, 211 >> 3 >> 4 >> 5.

Первые сексуальные ощущения возникли у меня, пожалуй, лет в 7… Да, как раз тогда отец подарил мне на день рождения сексуальную энциклопедию для детей…

Я с интересом начала читать ее… В самом начале там рассказывалось как происходит процесс оплодотворения, как развивается плод, ну и тому подобные вещи, а вот дальше… Дальше пошел рассказ о том как люди знакомятся, влюбляются, женятся и чем они занимаются после свадьбы по ночам. И хотя все было написано вполне невинно, но когда я читала о самом половом акте, у меня в низу живота появилось какое-то странно-сладкое ощущение…

Я почему-то сразу поняла, что это как-то связано с сексом… Было очень приятно, так приятно, что я даже залезла рукой в трусики и начала гладить себя… Мне было очень приятно, но при этом возникла мысль о том, что я поступаю нехорошо… Но потом я забыла об этом, мне было просто очень приятно играть со своей «киской» и, главное, — интересно!

Я думала — неужели именно такие ощущения испытывает женщина, находясь в постели с мужчиной? После этого я стала довольно часто ласкать себя.

Правда, у меня не получалось вызывать в себе это сладкое ощущение без книжки, и, перед тем, как сделать это, я всегда читала ту энциклопедию.

193. Ranni, 22 1 >> 2 >> 3 >> 5 >> 6.

О:)), мне было лет 10, наверное. Мама одела на меня уж очень узкие брючки и шов впился, ну, сами понимаете куда… Это было приятно, маме я ничего не сказала. Но при ходьбе сама старалась вызвать эти ощущения..

Потом, ложась спать, я попробовала /это/ место рукой — ощущения вернулись…

И каждую ночь, засыпая, я устраивала свою руку /туда/. Я и сейчас так сплю, это уже как рефлекс…

194. Лена Иванова, 27 1 >> 2 >> 3 >> 4.

Первые сексуальные ощущения появились, как и положено, лет в пять- такие классические показывания друг другу писи и попы. Ничего интересной).

Хочу рассказать только маленький эпизод, который характеризует все детские сексуальные наклонности.

В одну группу детского сада вместе со мной ходила и дочка нашей воспитательницы. Естественно, для нас всех эта воспитательница была Мариванна, а для дочери это была родная мама, поэтому девочка чувствовала себя в группе намного свободней, чем все остальные.

Однажды у нас отменили какое-то занятие, и появилось «окошко» в расписании. Воспитательница спросила, чем мы хотели бы заняться. Тогда ее дочь закричала: «Будем играть в больницу!». Воспитательница согласилась и спросила, что будем лечить, что болит у ее дочери.

В тот момент я подумала: если девочка скажет, что у нее болит ножка или ручка, то она полная дура, и играть будет не во что. Я почувствовала, что вся группа буквально замерла в ожидании ответа. И тут девочка сказала: «У меня болит попа!!». Все моментально оживились и стали лечить попу, а точнее — просто смотреть на голую попу «больной».

Но настоящее сексуальное чувство посетило меня в 12 лет. Это было летом, на даче. На меня навалилось столько впечатлений сразу, что я несколько дней сходила с ума. Во-первых я читала новеллы Стефана Цвейга и страшно возбуждалась (по-детски, конечно). Во-вторых, мать моей подруги собиралась поехать в соседний город в церковь и, когда узнала, что я не крещеная, предложила мне поехать с ней и ее дочерью Мариной покреститься.

Само по себе это было страшно, потому что церковь до этого я видела только в кино, да еще Марина сказала, что, ко



Закрыть ... [X]


Как пережить расставание с девушкой? Советы и много Одежда тульский трикотаж

Статус девушка обижена на парня Как спасти отношения на грани разрыва - психология
Статус девушка обижена на парня Женские тайны. Первый сексуальный опыт: Рассказы
Статус девушка обижена на парня К чему снится Цепочка во сне по 90 сонникам! Если
Статус девушка обижена на парня Как выбрать сайт международных знакомств - Для
Статус девушка обижена на парня Как вернуть девушку? Полная инструкция для
Статус девушка обижена на парня Самые смешные истории за неделю!
Статус девушка обижена на парня Воронины (телесериал) Википедия
Статус девушка обижена на парня Don t Starve - Прохождение - Холодильник - самый лучший друг
Keira Knightley m Your ultimate ЖК Статус - Главная Facebook Жизнь прекрасна - TWO LIVES INSTEAD OF ONE Кошки, кошки, фото психология кормление кошки фото, кошки Лак для ногтей Avon Гель-эффект Gel Finish Nail